Барыгин И.Н. Крайне правые тенденции политической жизни в политологическом дискурсе

И. Н. Барыгин

 

КРАЙНЕ ПРАВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ В ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ

 

Категория «фашизм» со временем не теряет актуальности в политической жизни как современной Европы, так и мира. Эта тема остается значимой и в современной политической теории, что связано в первую очередь с тем, что диапазон политической деятельности и политологической рефлексии по существу этой деятельности по-прежнему предусматривают наличие радикальных и экстремистских форм не только в прошлом, но и в актуальном настоящем и будущем.

По нашему мнению, фашизм, являясь одной из наиболее общих категорий, в своих оригинальных, не экспортированных формах (итальянский, германский, японский) обретал и обретает свое содержание через радикальные и экстремистские поиски актуального предложения в лево-правом спектре политической жизни той или иной страны, направленные на создание империи на базе национального государства. В экспортируемых формах он представляет собой преимущественно правоэкстремистский ответ на кризисные процессы эволюции национального государства, состоящие в попытках его реанимации или «переформатирования», предания новой роли в грядущей империалистической картине мира.

Об актуальности этого термина свидетельствует то, что поисковая система Google 15 марта 2008 г. показала 2 млн 220 тыс. актуальных упоминаний термина «фашизм» только в русскоязычной части сети. Отмеченная тенденция прослеживается и за пределами ru.net. В указанный день та же поисковая система показала 7 млн 500 тыс. актуальных упоминаний термина «фашизм» в латиноязычной части сети (показатели в течение последних лет близки к зафиксированным).

Процесс «современного опредмечивания» фашизма и «присвоения» его «смысла» атрибутивен для современной западной культуры (и европейской, в частности). Так, например, 10 апреля 2008 г. во время перемещения олимпийского огня по Лос-Анджелесу (США, Калифорния) в ряду других «приветствий» был зафиксирован плакат, изображающий черную свастику на фоне государственного флага КНР и олимпийского символа в виде колец наручников (Euronews, 10.04.2008, 20.00 — выпуск новостей).

Элементы фашистской проблематики и атрибутики достаточно глубоко проникают в современную культуру. Многие десятилетия литература, живопись, графика, кинематограф, различные направления массовой культуры по-своему, порой в радикальных и экстремистских формах использовали и используют фашистскую символику. В последние годы заявила о себе даже особая форма православного сектантства — «истинноправославные христиане» (глава — Амвросий (фон Сиверс); в основной ритуал группы введено поклонение «Святому Гитлеру», который для этого случая изображен на соответствующей иконе (см.: http://www.dubus.bu/modules/ photo/wiewcat.php?cid=2Etorderby=dateA).

Категориальный ряд для характеристики фашизма демонстрирует рождение новых форм в результате своеобразных «мутаций терминов». Так, если в довоенный период кроме терминов «фашизм» и «нацизм» появился термин «монархофашизм» для характеристики диктатуры А. Цанкова в Болгарии, то в послевоенный период возникают и продолжают сохранять актуальное значение такие термины, как «неофашизм», «неонацизм», «правые радикалы», «правый экстремизм», «демофашизм» и др. В последнее десятилетие тенденция сохранилась, возникли такие термины, как «коммунофашизм», «гламурный фашизм» и др. В последние годы появились термины «исламофашизм» и «американофашизм» (в связи с борьбой США с частью исламского мира), «натофашизм» и «глобальный фашизм» (в связи с бомбардировками Югославии в 1999 г.) и др.

Словотворчество с фашистским акцентом постоянно является атрибутом политического дискурса. Так, например, в последние годы появились термины «киташисты», «нашисты», «путинюгенд» и др. Некоторые термины имеют своих авторов. Автором термина «демофашизм» считается русский философ И. А. Ильин, термина «натофашизм» — российский генерал Л. Ивашов (см.: http://www.itogi. lenta.ru/in/2001/07/26/generals/). Поисковая система Google 15 марта 2008 г. показала в ru.net 5460 актуальных упоминаний термина «демофашизм» и 102 актуальных упоминаний термина «натофашизм» в русскоязычной части сети. Не исключена возможность появления термина «китаефашизм», тем более, что в видеоряде крупнейших СМИ мира он уже был представлен в символическом виде в связи с событиями в Тибете и Олимпийскими играми в Китае. Параллельно в политологическом и политическом дискурсе различных регионов мира просматривается тенденция к умиранию или потере актуальности некоторых терминов рассматриваемой сферы, например «квислингизм», «хортизм», «железногвардейцы», «японофашизм», «фашистские прихвостни», «ничтожные лакеи фашистов», «жесточайшая феодально-фашистская диктатура» (последнее — применительно к периоду «культурной революции» в Китае) и т. п.

Рассмотрим более подробно количественные и качественные характеристики анализируемого сегмента политического и политологического дискурса (см., например: Караулов, Петров, 1989; Чернышова, 2007, с. 111–146). Для интерпретации введем категорию «тезаурусный каркас» (от греч. θησαυρός — сокровище, и фр. carcasse — скелет), под которым будем понимать политико-лингвистическую категорию для обозначения интерпретации важнейших качественных и количественных характеристик радикального и экстремистского политического и политологического дискурса, особого набора терминов общей или специальной лексики, в котором указаны семантические отношения (степень синонимичности, антонимичности и т. п.) между лексическими единицами рассматриваемого нами сегмента политического и политологического дискурса.

Представляя качественный набор характеристик, автор старался выделить категории, имеющие относительно актуальное значение в ru.net, рассматривая этот набор как базовый. Параллельно мы привлекали данные из ingl.net, ch.net, sp.net и некоторых других сегментов всемирной паутины. Кроме того, была предпринята попытка конструирования некоторых категорий на основе уже имеющихся и активно используемых категорий (например, конструировалась категория «гламурный неофашизм» на базе активно используемых терминов «гламурный фашизм» и «неофашизм», «американофашизм», «исламофашизм» и т. п.). По нашему мнению, реально фиксируемый при анализе дискурса симулякр «исламофашизм» столь же активно и эффективно «заменяет реальность знаками реальности» (Ж. Бодрийар), как «сможет это сделать» отсутствующий пока в дискурсе термин «китаефашизм».

Рассмотрим соотношение частотных характеристик категорий рассматриваемой природы в русском и китайском секторах Интернета (табл. 1). В скобках представлен ранг категории в соответствующих секторах.

 

Таблица 1. Тезаурусный каркас для интерпретации количественных характеристик радикального и экстремистского политического дискурса в ru.net и ch.net[1]

Категория

Количество упоминаний

(русский)

(китайский)

ru.net

ch.net

1

2

3

4

5

1

Фашизм

法西斯主义

2 680 000 (1) 

725 000 (5)

2

Неофашизм

新法西斯主义

46 200

511 000 (6)

3

Нацизм

纳粹主义

1 140 000 (4)

365 000 (10)

4

Неонацизм

新纳粹主义

62 000

339 000

Окончание табл. 1

1

2

3

4

5

5

Демонацизм

民主纳粹

2

1 250 000 (4)

6

Коммунофашизм

共产法西斯主义

1090

240 000

7

Исламофашизм 

伊斯兰法西斯主义

4430

59 500

8

Правые радикалы

右倾激进派

223 500 (8)

93 400

9

Правые экстремисты

右倾极端主义者

189 000 (9)

57 100

10

Крайне правые

极右翼

445 000 (5)

274 000

11

Крайние националисты

极端的纳粹主义者

357 000 (7)

443 000 (8)

12

Ксенофобия

排他主义

1 620 000 (3)

459 000 (7)

13

Антисемитизм

反犹太主义

1 350 000 (4)

1 960 000 (1)

14

Гламурный фашизм

迷人的法西斯主义

92 100 (10)

36 100

15

Экофашизм

生态法西斯主义 

1 310

39 300

16

Эконацизм

生态纳粹主义

1

41 700

17

Исламонацизм

伊斯兰纳粹主义

 21

37 800

18

Этнофашизм 

法西斯种族主义

79

113 000

19

Этнонацизм

纳粹种族主义

66 

793 000 (4)

20

Этнорадикализм

民族激进主义

37

319 000

21

Гомофашизм

变态法西斯主义

6200

40 700

22

Гомонацизм

变态纳粹主义

29

48 200

23

Гламурный нацизм

迷人的纳粹主义

44 800     

28 300

24

Национал-большевизм 

民族布尔什维克主义

15 000

52 600

25

Неоевразийство

新欧亚主义

18 300

1 610 000 (2)

26

Новый социализм

新社会主义

2 000 000 (2)

1 600 000 (3)

27

Консервативная революция

保守革命

735 00 (10)

429 000 (9)

28

Этнонеофашизм

新法西斯种族主义

0

88 800

29

Этнонеонацизм 

新纳粹种族主义

0

84 100

30

Исламонеофашизм

新伊斯兰法西斯主义

0

56 100

31

Исламонеонацизм

新伊斯兰纳粹主义

0

255 000

32

Ультрарадикализм

极端激进主义

338

73 400

33

Этногомонацизм

变态民族纳粹主义

0

21 700

34

Исламорадикализм

伊斯兰激进主义

6

439 000

35

Гомонеофашизм

新变态法西斯主义

0

19 400

36

Гомонеонацизм

新变态纳粹主义

0

44 300

37

Исламоэкстремизм  

伊斯兰极端主义

0

181 000

38

Глобальный фашизм

global fascism

 

372 000 (6)

 

Даже самое беглое сравнение показывает, что частотная наполняемость тезаурусного каркаса ru.net и ch.net существенно отличается друг от друга. Так, например, хотя семь из десяти характеристик, попавших в первую десятку, совпадают, но нет ни одного рангового (например, 7 в одном и втором секторах) совпадения. Как можно видеть, первая тройка в ru.net — фашизм, новый социализм, ксенофобия, в ch.net — антисемитизм, неоевразийство, новый социализм. Новый социализм, как нам кажется, попадает сюда из-за широты использования этого термина за пределами значения «национал-социализм» (нацизм). Из материалов табл. 1 следует, что в ru.net очень мало используются категории с фрагментом «нео-». Сложносконструированные из трех терминов категории в российском «трехсоставные» термины практически не используются, в китайском используются редко. Нижняя часть списка показывает, что в ch.net существует более детальная проработка терминов праворадикального дискурса, чем в ru.net.

Рассмотрим далее количественные соотношения в ru.net и ingl.net (табл. 2). В скобках представлен ранг категории в соответствующих секторах. Как следует из материалов табл. 2, частотная наполняемость тезаурусного каркаса ru.net и ingl.net также существенно отличается друг от друга. Хотя восемь из десяти характеристик, попавших в первую десятку, совпадают, но есть только одно полное совпадение — № 10 — крайне правые (пятый по значимости ранг) в обоих секторах. Таким образом, показатель относительной близости дискурсивных практик несколько ближе, чем в первом случае.

Первая по популярности тройка в ru.net — фашизм, новый социализм, ксенофобия, в ingl.net — нацизм, антисемитизм и крайние националисты. Термин «фашизм», имеющий первый ранг значимости в русском секторе Интернета, в англоязычном секторе — только шестой. Это связано с особенностями психолингвистической культуры рассматриваемых сегментов. В России термин «фашизм» является обобщающим для всех видов фашизма, в англоязычной традиции «фашизм» — это категория для обозначения только итальянской версии рассматриваемого явления.

Из материалов табл. 2 следует, что в ru.net и ingl.net очень неактивно используются категории с фрагментом «нео-». Сложносконструированные из трех терминов категории в обоих секторах используются также слабо. Важно, что термин «исламофашизм», слабо используемый в ru.net, в ingl.net занимает четвертое по значимости место. Значимо и то, что термин «гламурный нацизм», слабо представленный в ru.net, в ingl.net занимает шестое место при отсутствии значимости термина «гламурный фашизм».

 

Таблица 2. Тезаурусный каркас для интерпретации количественных характеристик радикального и экстремистского политического дискурса в ru.net и ingl.net

Категория

Количество упоминаний

(русс.)

(англ.)

ru.net

ingl.net

1

Фашизм

fascism 

2 680 000 (1)

626 000 (6)

2

Неофашизм

neofascism 

46 200

34 700

3

Нацизм 

Nazism

1 140 000 (4)

3 720 000 (1)

4

Неонацизм 

Neonazism

62 000

4810

5

Демонацизм

Demonazism

2

0

6

Коммунофашизм

communofascism

1090

294

7

Исламофашизм

Islamofascism

4430

790 000 (4)

8

Правые радикалы

right radicals

223 000 (8)

519 000 (8) 

9

Правые экстремисты

right extremists

189 000 (9)

553 000 (7)

10

Крайне правые

right-wing

445 000 (5)

704 000 (5)

11

Крайние националисты

extreme nationalists

357 000 (7)

1 220 000 (3)

12

Ксенофобия

Xenophobia

1 620 000 (3)

43 400

13

Антисемитизм

Anti-Semitism

1 350 000 (4)

1 920 000 (2)

14

Гламурный фашизм

glamour fascism

92 100 (10)

140 000

15

Экофашизм 

Ekofascism

1310

111

16

Эконацизм

econazism 

1

9

17

Исламонацизм

islamonazism 

21

2360

18

Этнофашизм

etnofascism 

79 

0

19

Этнонацизм 

etnonazism

66 

0

20

Этнорадикализм

etnoradicalism

37

0

21

Гомофашизм 

homofascism 

6 200

1010

22

Гомонацизм

homonazism

29

6

23

Гламурный нацизм

glamour nazism

44 800

677 000 (6)

24

Национал-большевизм 

national-bolshevism

15 000

9350

25

Неоевразийство

neoeurasian

18 300

8

26

Новый социализм

new socialism

2 000 000 (2)

240 000

27

Консервативная

революция 

conservative revolution

73 500 (10)

375 000 (9)

28

Этнонеофашизм

etnoneofascism

0

0

29

Этнонеонацизм

etnoneonacism 

0

0

30

Исламонеофашизм

islamoneofascism 

0

0

31

Исламонеонацизм

islamoneonazism

0

0

32

Ультрарадикализм

ultraradicalism

338 

246

33

Этногомонацизм

etnogomonazism 

0

0

34

Исламорадикализм 

islamoradicalism

1

35

Гомонеофашизм

homoneofascism

0

0

36

Гомонеонацизм

homoneonazism 

0

0

37

Исламоэкстремизм 

islamoextremism  

0

6

38

Глобальный фашизм

global fascism

372 000 (6)

370 000 (10)

Рассмотрим соответствующие тенденции в ru.net и sp.net (табл. 3). В скобках представлен ранг категории в соответствующих секторах.

 

Таблица 3. Тезаурусный каркас для интерпретации количественных характеристик радикального и экстремистского политического дискурса в ru.net и sp.net[2]

Категория

Количество упоминаний в ru.net

Категория

Количество упоминаний в

sp.net

1

2

3

4

5

1

Фашизм 

2680000 (1)

Fascismo

1910000 (1)

2

Неофашизм 

46200

Neofascismo

19800

3

Нацизм 

1140000 (5)

Nacismo; nazismo

20600; 1120000 (4)

4

Неонацизм

62000

Neonacismo, neonazismo

324; 28200

5

Демонацизм

2

Demonacismo, Nacismo disfrazado de “demócrata”

0; 17300

6

Коммунофашизм

1090

Comunofascismo

31

7

Исламофашизм

4430

Islamofascismo

18700

8

Правые радикалы

223000 (9)

Radicales de derecha

1250000 (3)

9

Правые

экстремисты

189000 (10)

Extremistas de derecha

302 000

10

Крайне правые

445000 (6)

Los de derecha extrema

735000 (7)

11

Крайние

националисты

357000 (8)

Nacionalistas extremos

993000 (5)

12

Ксенофобия

1620000 (3)

Xenofobia

1810000 (2)

13

Антисемитизм

1350000 (4)

Antisemitismo

766000 (6)

14

Гламурный

фашизм

92100

Fascismo de glamour, fascismo atractivo

30900; 299000

15

Глобальный

фашизм

372000 (7)

Fascismo global 

894

16

Экофашизм

1310

Ecofascismo, fascismo ecológico

1550; 227 000

17

Эконацизм

1

Econacismo, econazismo, nazismo ecológico

0; 5; 180000

18

Исламонацизм 

21

Islamonacismo, nazismo islámico

1; 338000 (9)

19

Этнофашизм 

79

Etnofascismo

70

20

Этнонацизм

66

Etnonacismo, etnonazismo

0; 2

21

Этнорадикализм

37

Etnoradicalismo

2

Продолжение табл. 3.

1

2

3

4

5

22

Гомофашизм 

6200

Homofascismo

70

23

Гомонацизм 

29

Homonacismo, homonazismo

0; 4

24

Гламурный нацизм 

44800 

Nacismo de glamour, nazismo atractivo

38200; 293000 (10)

25

Национал-большевизм

15000

Nacional-bolchevismo

1520

26

Неоевразийство

18300

Neoeurasiatismo

122

27

Новый социализм  

2000000 (2)

Nuevo socialismo

299000 (9)

28

Консервативная революция 

73500

Revolución conservativa

2400

29

Этнонеофашизм 

0

Etnoneofascismo

0

30

Этнонеонацизм

0

Etnoneonacismo, etnoneonazismo

0; 0

31

Исламонеофашизм

0

Islamoneofascismo, Neofascismo islámico

0; 29400

32

Исламонеонацизм 

0

Islamoneonacismo, Neonazismo islámico

0; 1760

33

Ультрарадикализм

338

Ultrarradicalismo

40

34

Этногомонацизм 

 0

Etnogomonacismo, etnogomonazismo

0; 0

35

Исламорадикализм 

 6

Islamorradicalismo, Radicalismo islámico

0; 80700

36

Гомонеофашизм  

0

Homoneofascismo

0

37

Гомонеонацизм  

0

Homoneonacismo, homoneonazismo

0; 0

38

Исламоэкстремизм 

0

Islamoextremismo, Extremismo islámico 

0; 577000 (8)

Примечание:  в испанском политическом словаре исторически сложились два практически равнозначных термина —  nacismo  и  nazismo. Наименее понятен для испаноговорящих политологов термин «demonacismo», дается вариант «нацизм, обрядившийся демократом» — nacismo/nazismo, disfrazado de demócrata.

 

Как следует из табл. 3, частотная наполняемость тезаурусного каркаса ru.net и sp.net также существенно отличается друг от друга. Например, хотя восемь из десяти характеристик, попавших в первую десятку, совпадают, но есть только одно полное совпадение — № 1 — фашизм (первый по значимости ранг) в одном и втором секторах. Таким образом, показатель относительной близости дискурсивных практик несколько ближе, чем в первом случае и в основном повторяет картину взаимосвязей русского и английского секторов Интернета. Первая тройка в ru.net — категории «фашизм», «новый социализм», «ксенофобия», в sp.net — «фашизм», «ксенофобия» и «правые радикалы». Термин «фашизм», имеющий первый ранг значимости в русском секторе Интернета, в испаноязычном секторе — также первый (в российской и испаноязычной традиции этот термин используется как обобщающий). Из таблицы следует, что в ru.net и sp.net очень неактивно используются категории с фрагментом «нео-», как это было и при анализе табл. 1 и 2. Сложносконструированные из трех терминов категории в трёх секторах используются также слабо, при этом как в российском, так в английском и испанском секторах «трехсоставные» термины практически не используются. Важно обратить внимание на то, что термин «исламофашизм», слабо используемый в ru.net, в sp.net используется также слабо. Важно подчеркнуть, что термин «исламский экстремизм», слабо представленный в ru.net, в sp.net занимает восьмое место.

Рассмотрим соответствующие тенденции в ru.net и se.net. (табл. 4). В скобках представлен ранг категории в соответствующих (русском и шведском) секторах. В данном случае мы представим усеченный тезаурусный каркас — только статистически значимые на шведском языке термины.

 

Таблица 4. Тезаурусный каркас для интерпретации количественных характеристик радикального и экстремистского политического дискурса в ru.net и se.net[3]

Категория в

русском секторе

Категория в шведском секторе

Количество

упоминаний

1

Фашизм (1)

fascism 

259 000 (2)

2

Неофашизм

nyfascism

1 050

3

Нацизм (4)

Nazism

182 000 (3)

4

Неонацизм

nynazism

16 400

5

Демофашизм

demofascism

1

6

Коммунофашизм

kommuno-fascism, kommuno fascism

1, 4

7

Исламофашизм

islamo-fascism, islamofascism, "fascistisk islam"

7700; 1150;

41 500

8

Правые радикалы

högerradikal

688

9

Правые экстремисты

höger extremist, de högra extremisterna

27800; 45000 (5)

10

Крайне правые (5)

extrem högra

1130000 (1)

11

Крайние националисты

extrem nationalister

48600

12

Ксенофобия (2)

xenofobi, främlingsrädsla

4940; 3080

13

Антисемитизм (3)

antisemitism, anti-semitism

146000; 30100 (4)

14

Гламурный фашизм

glamour fascism   

771

15

Клерикальный фашизм

clerical fascism

38

16

Глобальный фашизм

global fascism

32900

Как следует из табл. 4, частотная наполняемость тезаурусного каркаса ru.net и se.net также существенно отличается друг от друга. Так, например, хотя четыре из пяти характеристик, попавших в первую пятерку, совпадают, нет точных ранговых совпадений. Таким образом, показатель относительной близости дискурсивных практик близок к предыдущему и в основном повторяет картину взаимосвязей русского и английского секторов Интернета.

 

***

«Классики фашизма», в первую очередь Б. Муссолини и А. Гитлер, не оставили «классического определения» своего движения. И это не случайно. Фашизм, как гитлеровский так и муссолиниевский, используют для утверждения у власти и удержания ее как наборы «левых», так и «правых» политических технологий, пытаясь для сохранения собственной власти умело стереть из памяти народов сущностные характеристики предыдущей фазы режима. Так, например, Б. Муссолини писал в своей статье «Доктрина фашизма» в 1932 г.: « Вне государства нет индивида, нет и групп (политических партий, обществ, профсоюзов, классов). Поэтому фашизм против социализма, который историческое развитие сводит к борьбе классов и не признает государственного единства, сливающего классы в единую экономическую и моральную реальность; равным образом фашизм против классового синдикализма» (Муссолини, 1938, 1992, с. 14–15). Однако после провозглашения 25 ноября 1943 г. Итальянской социальной республики он признал целесообразность социалистических принципов управления предприятиями и создания на континенте не Третьего рейха, а Европейского сообщества как государства всех наций, согласных пойти на «искоренение с нашего континента веками длящихся британских интриг» (см., например: De Felice, 1997; Нестеров, 2003).

Научных определений термина «фашизм» или претендующих на таковые многие десятки — от «доклассических» коминтерновских определений до «классического» определения ХІІІ пленума Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала и VII конгресса Коминтерна[4], от представления его как «формы тоталитаризма», неофрейдистских интерпретаций, как «мужского гомосексуального движения — результата эмансипации женщин», или проявления синдромов «конформизма, деструктивной деятельности, садизма и мазохизма» (Fromm, 1941, p. 12). Размывается, и это не случайно, также место фашизма в традиционной лево-правой шкале представления политических сил и идеологий. В «бытийном политическом поле» в России, например, многие годы существует «как бы лево-правая», «играющая в фашизм» Национал-большевистская партия Э. Лимонова.

В последние десятилетия над рассматриваемой проблемой интерпретации фашизма и правого экстремизма работали такие известные историки и политологи, как Дэвид Бейкер (Уорвик), К. П. Блэмирес (Лондон), Клаус фон Бойме (Берлин), Р. Бурдерон (Женева), Джеффри М. Бэйл (Монтерей), Тэмир Бэр-Он (Торонто); Александр де Гранд (Северная Каролина), Роджер Гриффин (Лондон), Мартин Дарэм (Уолверхэмптон), Самуэл Дюмон (Брюссель), Роджер Итвелл (Бат), Ренцо де Феличе (Рим), Питер Фрицше (Урбана–Чэмпейн), Клаус Хольц (Виллигст), Зигфрид Югер (Дуйсбург–Эссен), Аристотель Кэллис (Ланкастер), Мелитта Конопка (Бохум), К. Критон (Брюссель), Стейн Угельвик Ларсен (Берген), Джон Лориен (Брюссель), Нонна Мейер (Париж), Бэрбель Мойрер (Оснабрюк), Филипп Морган (Халл), Эрнст Нолте (Берлин), Рейнхард Опитц (Берлин), Роберт Пакстон (Нью-Йорк), Кевин Пассмор (Кардифф), Стэнли Г. Пейн (Мэдисон), Фридрих Польманн (Фрайбург), Карин Пристер (Мюнстер), Альфред Шоберт (Дуйсбург), Свен Райхардт (Констанца), Дэвид Д. Робертс (Джорджия), Ален Ролла (Париж), Роберт Дж. Соуси (Оберлин), Марио Шнайдер (Иерусалим), Леонард Вейнберг (Невада), Ян Вейянд (Эрланген–Нюрнберг), Вольфганг Випперманн (Берлин). Ряд работ этих авторов переведены на русский язык (см., например: Бурдерон, 1983; Нольте, 2001; Випперман, 2000; Опитц, 1988)[5]. Из советских и российских исследователей — А. С. Бланк (Вологда), Л. И. Гинцберг (Москва), А. А. Галкин (Москва), Б. Р. Лопухов (Москва), П. Ю. Рахшмир (Пермь), А. И. Рябов (Москва), И. Н. Барыгин (Санкт-Петербург), С. Беликов (Москва), К. А. Белова (Москва), А. Ф. Зорин (Уфа), В. Лихачев (Москва), Ю. И. Лаптева (Воронеж), Л. М. Макарова (Сыктывкар), В. С. Малахов (Москва), А. О. Наумов (Москва), А. Г. Нестеров (Екатеринбург), Т. П. Нестерова (Москва), Б. В. Петелин (Москва), О. Ю. Пленков (Санкт-Петербург), А. Ю. Прокопов (Санкт-Петербург), М. К. Первушин (Москва), Э. В. Самойлов (Обнинск), В. А. Федорцев (Москва), М. В. Шкаровский (Москва) и др. Некоторые работы этих авторов переведены на европейские языки (см., например: Макарова, 2005, с.159–172).

В последние десятилетия одной из самых оригинальных разработок в области теоретического анализа фашизма стала концепция английского профессора Лондонского университета Р. Гриффина. Он представляет «в качестве эвристического средства, а не как абсолютную истину — определение фашизма как революционного палингенетического гипернационализма, то есть призыва к возрождению клонящейся к упадку (реальной или идеальной) нации посредством насильственной революции» (Griffin, Loh, Umland, 2006, p. 27). Определение вызвало шквал критики как в научном мире в целом, так и в России (см., например: Гуторов, http://politex.info/content/ view/282/40/). Позиция автора статьи по отношению к данному определению достаточно сдержанное. Так, категория гипернационализма не характерна для целого ряда фашистских режимов, например Франции, прибалтийских стран.

В процессе исторической эволюции термины «первого ряда» — «фашизм», «нацизм» постоянно наполняются выгодным тем или иным политическим силам, элитам содержанием. В поле «абстрактного теоретизирования» появляются продукты не только «в духе мейнстрима», традиционно рассматривающие фашизм как крайне правое идейно-политическое течение, что дает возможность обвинять в приверженности этой человеконенавистнической идеологии нынешнее американское руководство Д. Буша-младшего (см.: Bush, http://www.oldamericancentury.org/14pts.htm), но и предлагающие существенно более левое по своей сущности представление фашизма, что дает возможность обвинять в фашизме, ибо они тоже искали третий путь между бизнесом и рабочим классом, нынешних американских либералов и, в частности, Х. Клинтон (см.: Goldberg, 2007). Книга вышла в конце 2007 г. и вызвала уже в самом начале 2008 г. бурную, в основном негативную реакцию как журналистов, так и научного сообщества (см., например: http://www.salon.com/news/feature /2008/01/11/goldberg/). Порой, изучая содержание современных интерпретаций и представлений о фашизме, создается впечатление, что погружаешься в мир абсолютных фальсификаций. «Реальность», становясь второй, третьей и т. п., теряет связь с «первоначальной основой» и превращается в «перманентную симулякризацию» с целью представления «самого себя».

В постмодернистской, социально-конструктивистской реальности выявляются свои законы функционирования рассматриваемых понятий. Так, например, в Интернет-культуре активно используется Закон Годвина (Godwin's Law, 1990). Он гласит: «По мере разрастания дискуссии в Usenet вероятность употребления сравнения с нацизмом или Гитлером стремится к единице». Применительно к нашей проблематике его следует переформулировать и представить как «вероятностную тенденцию в политическом дискурсе к возрастанию приклеивания околофашистских ярлыков по мере исчерпания оппонентом любых рациональных оснований для введения конкурирующей стороны в число сторонников враждебной, негативной по отношению к автору позиции».

Полтора века назад, рассматривая сходную проблему в рамках рационалистической парадигмы применительно к термину «абстрактное мышление», Г. В. Ф. Гегель в статье «Кто мыслит абстрактно?» отмечал, что «намерение наше заключается в том, чтобы примирить общество с самим собой, (выделено мной. — И. Б.), поскольку оно, с одной стороны, пренебрегает абстрактным мышлением, не испытывая при этом угрызений совести, а с другой — все же питает к нему в душе известное почтение, как к чему-то возвышенному, и избегает его не потому, что презирает, а потому, что возвеличивает, не потому, что оно кажется чем-то пошлым, а потому, что его принимают за нечто знатное или же, наоборот, за нечто особенное, что французы называют “espéce”, чем в обществе выделяться неприлично, и что не столько выделяет, сколько отделяет от общества или делает смешным, вроде лохмотьев или чрезмерно роскошного одеяния, разубранного драгоценными камнями и старомодными кружевами» (Гегель, 1972, с. 389–390). Великий немецкий философ пришел к выводу, что наиболее абстрактно мыслит торговка: «Она мыслит абстрактно и все — от шляпки до чулок, с головы до пят, вкупе с папашей и остальной родней — подводит исключительно под то преступление, что та (покупательница. — И. Б.), нашла ее яйца тухлыми. Все окрашивается в ее голове в цвет этих яиц, тогда как те офицеры, которых она упоминала, — если они, конечно, и впрямь имеют сюда какое-нибудь отношение, что весьма сомнительно, — наверняка заметили в этой женщине совсем иные детали» (Там же, с. 393). В роли этих «торговок» ныне выступают создатели околофашистских ярлыков — содержание термина, используемого ими, остается столь же абстрактным, как и образ покупательницы, отказавшейся покупать у торговки «якобы тухлые яица» у Гегеля, но другие «торговки» такой подход ценят, это их политические практики и этические позиции.

Рассматривая проблему через анализ содержания дискурсивных практик, автор пытается остаться в поле не только референции, но и рефлексии по существу рассматриваемой проблемы. В последнее время в академических кругах России фашизм интерпретируется как «идеология и политика шовинизма и расизма, направленные на уничтожение демократии и установление тоталитарных, репрессивных режимов и подготовку захватнических войн» (Комментарий к Федеральному закону, 2007, с. 492). Этот термин приобрел в последние десятилетия как в России, так и в мире позицию предельно негативного маркера в политической терминологии, о чем и автор этих строк неоднократно писал в течение многих лет (см., например: Политические партии, 1999, с. 131–134).

Следует согласиться с позицией эксперта А. Ежовой, которая правильно отмечает, что «мы уже привыкли к известному пропагандистскому приему, когда ярлык “фашизм” приклеивается к разным политическим движениям и партиям, зачастую к реальному фашизму не имеющим никакого отношения, — тем более что в современной России примеров подобного “очернения” политических оппонентов мы можем найти много. При этом целью является дискредитация той или иной политической силы в связи с тем, что в глазах большинства термин “фашизм” имеет ярко выраженную негативную окраску» (Ежова, http://www.islam.ru/pressclub/tema/fashizm/).

В последние годы в России вышло несколько работ, которые по аналогии с термином Р. Дж. Гриффина «парафашизм» следует отнести к рубрике «паранаучные исследования фашизма». Специфика этого направления состоит в том, что авторы, работающие в нем, не утруждают себя рассмотрением относительно репрезентативного поля концепций и теорий при представлении своей позиции, а заявляют ее, игнорируя конкурирующие точки зрения. К этому направлению следует отнести серию книг «Библиотека расовой мысли» издательства «Белые Альвы» — «Расовый смысл русской идеи», «Образ врага» А. Савельева, сборник «Коммунизм и фашизм: Братья или враги», вышедший  в издательстве «Яуза-пресс», и т. д.

К авторам, работающим в этом направлении, следует отнести В. Авдеева, А. Колпакиди, С. Кара-Мурзу, С. Пыхтина, А. Савельева, А. Тарасова, Д. Жукова, А. Шубина, В. Лифшица, А. Щелчкова и др. (см.: Расовый смысл, 1999, 2000, 2003; Война и мир, 2004; Савельев, 2004, 2007; Коммунизм и фашизм, 2008).

Определяя отношение к себе оппонентов, В. Б. Авдеев и С. П. Пыхтин в предисловии к «Образу врага» А. Савельева отмечают, что по поводу публикаций последнего у оппонентов нет серьезных возражений, однако наличествует «большое количество уничижительных характеристик, лживых домыслов, злобных высказываний, голословных предположений, предвзятых оценок, тенденциозных суждений, замешанных на оскорбительных “выводах” и на заведомо ложных измышлениях» (Авдеев, Пыхтин, 2007, с. 18–19).

Этот пассаж можно распространить и на другие работы данного направления. Однако научный дискурс авторами этого направления постоянно подменяется дискурсом публицистическим, выдаваемым ими за научный. Так, например, А. Колпакиди в предисловии к сборнику «Коммунизм и фашизм» пишет: «Если от пропагандистских штампов перейти к научному анализу, выясняется, что между коммунизмом и фашизмом имеются принципиальные отличия. Важнейшее из них состоит в том, что коммунизм полностью отрицает существующий порядок вещей… в то время как фашизм, за редким исключением, ориентирован на укрепление, “улучшение” уже существующего государства. Особенно наглядно это можно наблюдать на примерах Италии, Испании, Австрии» (Коммунизм и фашизм, 2008, с. 5). Если применительно к последним двум странам это высказывание корректно, то по отношению к фашистской Италии периода Итальянской социальной республики может быть охарактеризовано как «голословное предположение». Проблема далеко не так проста, как пытается представить ее А. Колпакиди. Научные дискуссии, в том числе и по этому вопросу, постоянно ведутся в академических кругах[6]. Автор предпочитает навязать свое видение проблемы, предвзято называя его научным. В политическом дискурсе рассмотренный генеральный термин дополняется и конкретизируется рядом категорий, среди которых в первую очередь следует выделить такие, как «неофашизм», «нацизм», «неонацизм» и др.

Современные, то есть послевоенные, виды политических партий, движений и организаций последователей фашизма принято объединять термином «неофашизм». Он существенно менее актуален, чем термин «фашизм» в современном политическом и политологическом дискурсе. Например, поисковая система Google 15 марта 2008 г. показала 35 400 актуальных упоминаний термина «неофашизм» в русскоязычной части сети; обычно показатели в течение последних лет близки к зафиксированным. В латиноязычной части Интернета поисковой системой Google тогда же зафиксировано 74 актуальных упоминаний этого термина, что говорит о его преимущественной значимости в ru.net. Германский фашизм как разновидность фашистской идеологии и политической практики принято называть нацизмом. Он существенно менее актуален, чем термин «фашизм» в современном политическом и политологическом дискурсе. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что поисковая система Google в середине марта 2008 г. показала 916 тыс. актуальных упоминаний термина «нацизм». Он существенно менее актуален в англоязычной части Интернета, чем термин «фашизм» в современном политическом и политологическом дискурсе. Об этом свидетельствует то, что поисковая система Google тогда же показала 299 тыс. актуальных упоминаний термина «нацизм».

Послевоенные виды политических партий, движений и организаций последователей нацизма принято объединять термином «неонацизм». Он существенно менее актуален, чем термин «нацизм» в современном политическом и политологическом дискурсе (поисковая система Google показала 35 400 актуальных упоминаний термина «неонацизм»). Термин «крайне правые» в политической жизни современной Европы появился в период после Второй мировой войны. Он был изобретен для обозначения политических сил, которые позиционировали себя (и предлагали это делать другим партиям и организациям) как находящиеся в правой части «лево-правой» модели политического спектра, правее консерваторов, но левее неофашистов. В настоящее время этот термин является менее актуальным, чем термин «фашизм», и более актуальным, чем «неофашизм» (поисковая система Google показала 354 тыс. актуальных упоминаний термина «крайне правые»). Порой, в первую очередь в СМИ, крайне правые политические силы отождествлялись с неофашистскими для доказательства вредности для общества и бесперспективности «крайне правого» дела. Первоначально его использовали неофашистские силы, например, Италии или ФРГ, когда хотели подчеркнуть свою лояльность демократическому политическому режиму. По мере того как «реставраторская» неофашистская риторика становилась все менее и менее популярной и значимой, ей на смену стала приходить оригинальная крайне правая идеология, стержнем которой стала уже не ненависть и конструирование врагов в других странах по причинам их «расовой неполноценности» в соответствии с критериями «мифа крови», а разнообразные технологии и практики конструирования врагов в своих собственных странах в соответствии с лозунгами «Немцам сначала!», «Французам сначала!» и т. п., острие которых было направлено против эмигрантов сначала первой послевоенной волны, а затем и последующих. Это не значит, что антисемитизм в политической риторике крайне правых пропал, он продолжал и продолжает играть чисто инструменталистскую роль. Так, например, лидер французских крайне правых Ж. М. Лепен многократно высказывался в поддержку бывшего президента Ирака С. Хусейна. Мотивировкой такой поддержки было совсем не признание справедливости и легитимности режима этого диктатора, а целесообразность его использования в борьбе против сионизма (International Herald Tribune, 1990, p. 7). В первой половине 90-х годов, «исполняя общественный наказ» игры на крайне правом фланге, за поддержку режима этого одиозного политического лидера высказывался В. Жириновский. При этом внешнеполитические взгляды крайне правых имели достаточно широкий разброс — от еврооптимизма до радикального европессимизма.

Социальная база крайне правых политических партий, движений и организаций неоднородна. Это недовольные, в количественном отношении — выходцы по преимуществу из средних и бедных слоев населения, сторонники простых ответов на базе использования критериев этнических приоритетов (см. подробнее: Барыгин, 1990). Социально-психологические характеристики сторонников крайне правых партий в Европе являются предметом пристального внимания исследователей. Так, представляя в начале 1990-х годов результаты в журнале «Шпигель» психограмму сторонников крайне правой Республиканской партии ФРГ, исследователи отмечали, что электорат этого политического направления следует характеризовать как «своенравный, стремящийся к превосходству над другими, укреплению силы, подверженный массовому стремлению к доминированию, желающий частых дискуссий с привлечением сторонников иных взглядов, выражающий меньшее беспокойство об остальном» (Der Spiegel, 1989, S. 295). С тех пор положение не изменилось.

Сегодня подобная риторика превосходства уже не выдерживает никакой критики. Очевиден и крах хантингтоновской идеологемы о «столкновении европейской и исламской цивилизаций». Мусульмане становятся все более многочисленными и влиятельными представителями европейского социального и политического пространства. Речь при этом следует вести далеко не столько о неустроенных выходцах из мусульманских стран Азии и Африки, как это часто преподносится в праворадикальной политической риторике, моющих машины на улицах европейских столиц и торгующих «греческими бутербродами» и шавермой в дешевых кафе арабских кварталов Парижа или на улицах Берлина. Мусульмане Европы сегодня — это и высококвалифицированные специалисты, ученые и исследователи, политические активисты, живущие в странах Запада в течение многих десятилетий. Их степень интегрированности в местные сообщества неотличима от степени «коренных» немцев или французов. Сегодня мы можем наблюдать и феномен перехода этнических европейцев в ислам. То, что некоторые англичане, французы, итальянцы, немцы и другие становятся мусульманами, это уже отнюдь не только периферийное и маргинальное явление, сводящееся к нескольким прецедентам. Некоторые европейские интеллектуалы становятся видными мусульманскими идеологами и активными членами исламского движения. В этой связи имена Клаудио Мутти, Якуба Заки, Роже Гароди и др.— показатель тенденции социально-политической эволюции.

В политической литературе активно используются современные категориальные конструкты, призванные «заклеймить» то или иное современное политическое движение отягощением «фашизм». Так, в повседневной политической риторике мы можем встретить термины «демофашизм», «коммунофашизм», появившиеся в России в период перестройки и активно использующиеся сегодня. Особое место занимает термин «исламофашизм». Термин «демофашизм» ввел в научный оборот крупнейший русский философ-евразиец Иван Ильин около шести десятилетий тому назад в своей книге «Наши задачи» (http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/39143/q.phtml). Поисковая система Google в марте 2008 г. показала 4220 актуальных упоминаний термина «демофашизм» Вот пример трактовки этого термина на политически ангажированном сайте: «Этот нынешний фашизм называет себя “демократией”, но логичнее называть его “демофашизмом”, так как хотя он и использует демократические, на первый взгляд, формы устройства государств, но при этом сохраняет и усиливает свое фашистское содержание. И главное из сохраненного фашистского содержания — это человеконенавистничество. Но масштабы его другие, намного большие» (http://za.zubr.in.ua/2007/09/19/1233/).

Близка к представленной позиция анонимного автора в «Живом Журнале» (ЖЖ). «Я абсолютно не понимаю, почему нельзя говорить о рабстве “либералов”, ведущих толпу как мальчик с дудочкой из страны соцуслуг, образования, технической цивилизации в существование третьего мира. Абсолютное рабство “Запада”, который определяется как “множество стран, в которых верховная власть принадлежит наследственным владельцам центральных банков, за проценты продающим деньги целой стране”. Также я не понимаю, почему нельзя исследовать фашизм (экстремизм, политическую беспредельность) западников и либералов, которые устраивают войны, блокады стран, где выборы им не по душе (Австрия или Палестина), где используются отряды хунвэйбинов, тоталитарность прессы/СМИ, цензура свободы слова — ради поддержания или установления Рабства». Поисковая система в тот же день показала 892 актуальных упоминания термина «коммунофашизм». «Советский коммунизм = сталинский тоталитаризм = коммунофашизм», — отмечается в газете «Ведомости» 25 января 2006 г. (http://www.vedomosti.ru/newspaper/opinions.shtml?2006/01/25/102024_7).

Термин «демонацизм» будем определять как категорию для обозначения обвинения «демократов» в современной России, например Е. Гайдара, в проведении нацистской политики геноцида по отношению к современному русскому населению страны. Термин слабо представлен в ru.net — только два упоминания. Интересно, что использование этих терминов характерно только для русскоязычного Интернета, в англоязычной и латиноязычной его частях указанные термины отсутствуют.

Термин «исламофашизм» появился в последние годы с первоначальной целью конкретизировать и дополнить содержание термина «международный терроризм». Поисковая система Google в середине марта 2008 г. показала 3950 актуальных упоминаний термина «исламофашизм» на русском языке. В англоязычной части Интернета в тот же день было зафиксировано 475 тыс. актуальных упоминаний этого термина. Это говорит о «количественном доминировании» англоязычной части, что чревато «трансляцией заинтересованности» ею на другие сектора Интернета.

В последнее пятилетие в ряду рассматриваемых политических ярлыков и политологических категорий появились термины «гламурный фашизм», «гомофашизм». Под «гламурным фашизмом», как правило, понимается «феномен эстетизации нацистской практики и символики. Феномен гламурного фашизма зафиксирован в одноименном сборнике, изданном в Москве издательством «Европа» в 2006 г. (составитель — П. Данилин; предисловие В. Якеменко). По одной из версий, гламурный фашизм — это явление так называемой культуры апокалипсиса, возникшее как реакция на массовые проявления глобализма в культуре. По одной из версий, термин «гламурный фашизм» родился в «Живом журнале», автором и популяризатором которого стал пользователь по имени Шляхтич, в то же время считается, что само явление «гламурного фашизма» имело место задолго до LJ, например в фильме «Семнадцать мгновений весны» (1973). Об остроте полемики по вопросам значимости этого термина свидетельствует факт рекомендации статьи под соответствующим названием к удалению из Википедии 5 марта 2008 г. Однако термин прижился в ru.net, о чем может свидетельствовать активное обсуждение в ЖЖ ситуации с публицистическим продуктом «Гламурный фашизм», вышедшим в издательстве «Европа» (http://www.ljtop.ru/glamurnyj_fashizm_159154956.htmlб). В англоязычной части Интернета зарегистрировано 219000 ссылок на термин «glamour fascism».

Под «гомофашизмом», как правило, понимается экстремистское использование проблематики гомосексуализма в практике политической полемики. Вот как представляется в этом контексте современная политика президента Украины В. Ющенко: «Таким образом, в пику проекту евразийской консолидации Ющенко активно разрабатывает проект гомофашистской дисассоциации в целях полномасштабного пассивного проамериканского поползновения. Ненависть к России и педерасты — что еще нужно, чтобы приблизиться к США? Да больше ничего и не требуется!» (см.: http://rossia3.ru/mer/ gomofashizm?PHPSESSID =b2fafa52cf1076fd81d2c0f8efc1e629).

Статья «Демофашизм» четырежды выносилась на удаление — 31 января, 11 мая, 18 сентября 2006 г. и 10 марта 2007 г. По итогам первых обсуждений статья была оставлена, в случае последнего обсуждения быстро оставлена в связи с положением ВП:УС о порядке вынесения на удаление статей, трижды оставленных. По данным Google, в англоязычном секторе сети насчитывается 1 млн 770 тыс. упоминаний этого термина и 359 тыс. упоминаний на русском языке. В размещенных в Интернете мнениях по поводу удаления отмечалось, что статья «Демофашизм» может быть вынесена на удаление, поскольку данный термин является малораспространенным и сответственно незначимым; возможно, статья содержит оригинальные исследования. Статья «Гомофашизм» была удалена из «Википедии» 7 сентября 2006 г., что свидетельствует об остроте дискуссии по вопросам возможности использования этого термина.

Борьба по поводу целесообразности и корректности использования околофашистских терминов не закончилась. Так, 8 января 2008 г. из «Википедии» была удалена статья «Русский фашизм». В мотивировке указывается, что «в обсуждении не приведено доказательств существования и широкого использования термина “русский фашизм” (в отличие, конечно, от фашистских организаций, действующих на территории РФ и/или декларирующих своей целью господство русской нации)». В этой конкурентной борьбе есть не только побежденные, но и победители. Так, например, Интернет-сообществом принят и поддержан термин «глобальный фашизм», под которым принято понимать политику современного американского империализма. Вот, например, как трактуется современный внешнеполитический процесс в контексте интерпретации содержания этого термина современными левыми. «Муссолини определил фашизм как “организованную, централизованную и авторитарную демократию”. Это и есть новый образ США — они уже подражают фашизму. Чего только стоит одна из операций против Ирака, названная в честь Роммеля “Лис пустыни”. Не говоря уж о “Новом мировом порядке” США как во втором издании “Нового порядка” Гитлера. Германский фашизм обычно объясняют обстоятельствами, в которых немецкая нация оказалась после поражения в Первой мировой войне. Унизительные условия капитуляции, огромные выплаты победителям, военные потери и разруха. Ничего подобного не переживают США. Следовательно, сегодня, как и всегда, фашизм вырастает из мира частной собственности и буржуазной демократии, опровергая идеологов буржуазии, утверждавших, что капиталистическая система идет к гармонии через жесткую конкурентную борьбу “всех против всех” так, как это якобы имеет место в живой природе, “естественным образом”. В условиях появления монополий, столкновения интересов национальных государств и транснациональных корпораций отпала необходимость доказывать, что непримиримая конкурентная борьба соответствует естественному закону природы» (Современные факторы, www.wpb.be/icm.htm). Таким образом, крайне правые и неофашистские тенденции в политическом и политологическом дискурсе современного мира представлены многогранно. Постоянно проявляются тенденции к обновлению тезаурусного каркаса и содержания категорий, осовремениванию и переосовремениванию, созданию, воссозданию, присвоению и переприсвоению смыслов рассмотренных понятий.

 

Литература

Авдеев В. Б., Пыхтин С. П. Предисловие // Савельев А. Образ врага. Расология и политическая антропология. М.: «Белые Альвы», 2007.

Барыгин И. Н. Социальная база движения крайне правых в Западной Европе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.

Бурдерон Р. Фашизм: идеология и практика. М.: Прогресс, 1983.

Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922–1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

Война и мир в терминах и определениях: Энциклопедический словарь / Рук. авт. коллектива Д. О. Рогозин. М., 2004.

Гегель Г. В. Ф. Кто мыслит абстрактно: Работы разных лет. Т. 1. М.: Мысль, 1972.

Гуторов В. А. Рецензия: Rodger Griffin, Werner Loh, Andreas Umland (eds.) Fascism Past and Present, West and East. An International Debate on Concepts and Cases in the Comparative Study of the Extreme Right. With an afterword by Walter Laqueur // Soviet and Post-Soviet Politics and Society. Edited by Dr. Andreas Umland. Stuttgart: Ibidem-Verlag, 2006. 510 p. // ПОЛИТЭКС // http://politex.info/content/view/282/40/

Ежова А. «Исламофашизм» сменил «международный терроризм» и «конфликт цивилизаций» // http://www.islam.ru/pressclub/tema/fashizm/

Караулов Ю. Н., Петров В. В. От грамматики текста к когнитивной теории дискурса // Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Мысль,1989.

Комментарий к Федеральному закону «О государственном языке Российской Федерации». Ч. 1: Нормы современного русского литературного языка как государственного (Комплексный нормативный словарь современного русского языка) / Под ред. Г. Н. Скляревской, Е. Ю. Ваулиной. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2007.

Коммунизм и фашизм: Братья или враги. М.: «Яуза-пресс», 2008.

Макарова Л. М. Идеология нацизма. Сыктывкар, 2005.

Муссолини Б. Доктрина фашизма. Предисловие В. Новикова. Париж, 8-й округ, 1938. Факсимильное издание. СПб, 1992.

Нестеров А. Г. Итальянская социальная республика. История. Идеология. Внешняя политика. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2003.

Нольте Э. Фашизм в его эпохе. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001.

Опитц Р. Фашизм и неофашизм. М.: Прогресс, 1988.

Политические партии, движения и организации современной России на рубеже веков: Аналитический справочник / Отв. ред. И. Н. Барыгин. СПб.: Изд-во В. А. Михайлова, 1999.

Расовый смысл русской идеи. Вып. 1, 2, 3. М.: «Белые Альвы», 1999, 2000, 2003.

Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала. М.: Изд-во «Правда», 1935.

Савельев А. Нация и государство: теория консервативной реконструкции. М.: «Белые Альвы», 2004.

Савельев А. Образ врага. Расология и политическая антропология. М.: «Белые Альвы, 2007.

Современные факторы и уровень сопротивления глобальной империалистической войне США. Роль коммунистических партий и революционных сил в этом сопротивлении. Доклад на XIII международном коммунистическом семинаре «Стратегия и тактика борьбы против глобальной войны империализма США». Брюссель, 2–4 мая, 2004 // www.wpb.be/icm.htm

Чернышова Т. В. Тексты СМИ в ментально-языковом пространстве современной России. М.: Изд-во ЛКИ, 2007.

De Felice R. Mussolini l’alleato.ІІ. La guerra civile. 1943–1945. Torino: Einaudi, 1997.

Der Spiegel. 1989. N 44.

Fromm E. Escape from Freedom. New York, 1941.

G. Bush and 14 points of fascism // http://www.oldamericancentury.org/14pts.htm

Goldberg J. Liberal Fascism: The Secret History of the American Left, From Mussolini to the Politics of Meaning. NewYork: Doubleday, 2007.

Griffin R., Loh W., Umland A. (eds.) Fascism Past and Present, West and East. An International Debate on Concepts and Cases in the Comparative Study of the Extreme Right. With an afterword by Walter Laqueur // Soviet and Post-Soviet Politics and Society. Stuttgart: Ibidem-Verlag, 2006.

http://rossia3.ru/mer/gomofashizm?PHPSESSID=b2fafa52cf1076fd81d2c0f8efc1e629 15.03.2008

http://www.apn.ru/publications/article19710.htm

http://www.dubus.bu/modules/photo/wiewcat.php?cid=2Etorderby=dateA

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/39143/q.phtml

http://www.itogi.lenta.ru/in/2001/07/26/generals/

http://www.ljtop.ru/glamurnyj_fashizm_159154956.htmlб

http://www.salon.com/news/feature/2008/01/11/goldberg/

http://www.vedomosti.ru/newspaper/opinions.shtml?2006/01/25/102024_7

http://za.zubr.in.ua/2007/09/19/1233/

International Herald Tribune. 1990, Sept. 18.

Liang C. (ed.) Europe for the Europeans: the foreign and security policy of the populist radical right. Ashgate; Hampshire, 2007.

Modern Europe after Fascism 1943–1980´s / Ed. by S. U. Larsen. Colombia Univ. Press, 1998.



[1] Автор выражает благодарность за перевод на китайский язык терминов тезаурусного каркаса магистрантке 1-го курса ФМО СПбГУ Цин Цзя.

[2] Автор выражает благодарность за перевод на испанский язык терминов тезаурусного каркаса профессиональному переводчику В. П. Кротову.

[3] Автор выражает благодарность за перевод на испанский язык терминов тезаурусного каркаса аспирантке ФМО СПбГУ Н. Тарановой.

[4] «Открытая террористической диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала...» (см.: Резолюции VII Всемирного конгресса, 1935, с. 10-И).

[5] См. подробнейшую библиографию по проблеме до середины 90-х годов прошлого века — Modern Europe, 1998; по новейшему периоду — Griffin, Loh, Umland, 2006; Liang, 2007. 

[6] См., например, обзорную статью члена РАПН, лектора Киевского национального университета им. Тараса Шевченко доктора Андреаса Умланда «Фашизм и неофашизм в сравнении: западные публикации 2004–2006 годов. Западная наука о сущности фашизма». Статья публиковалась в журналах «Новая и новейшая история» и «Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры» (Институт центрально- и восточноевропейских исследований, Айхштэтт, Бавария) (см.: http://www.apn.ru/publications/article19710.htm).