Журнал ПОЛИТЭКС - ПОЛИТическая ЭКСпертиза
Главное меню
Главная
Новости
Поиск
English page
Журнал
Свежий номер
Каталог
Редакция
Контакты
Для авторов
Последние обновления
Экспорт новостей
   Главная   Новости   Поиск   English page   

Журнал ПОЛИТЭКС - политическая экспертиза

 
Антанович Н.Историко-культурные условия национально-государственного строительства респуб. Беларусь Печать

Н. А. Антанович

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ УСЛОВИЯ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ


В статье предпринята попытка освещения процесса политического развития Республики Беларусь с учетом особенностей историко-культурного окружения, которые определяют процессы государственного строительства. В статье представлен обзор ряда работ, посвященных проблематике историко-культурных условий национально-государственного строительства. Проблема политико-культурной самоидентификации белорусов связана со сложностью исторического пути, прерывистостью культурной традиции, положением на пересечении путей Запада и Востока. Показано, что процессы государственного строительства в Беларуси были связаны с осознанием национально-государственных интересов и формированием политической элиты государственнического типа.


Ключевые слова: Республика Беларусь, национально-государственное строительство, историко-культурное окружение, пограничье, «тутэйшыя», идентичность, национально-государственная идея, политическая система, политическая элита, политическая оппозиция, институциональный дизайн.



Институциональный дизайн политической системы во многом зависит от особенностей историко-культурного окружения, которое определяет процессы государственного строительства. Данная статья подготовлена как обзор работ белорусских ученых, посвященных проблематике историко-культурных условий национально-государственного строительства. В статье предпринята попытка освещения процесса политического развития Республики Беларусь.

Белорусский этнос сформировался в результате длительных и сложных процессов, протекавших в разное время на территории Беларуси. Территория формирования белорусского культурного комплекса в определенный исторический период входила в Киевскую Русь, Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское, Речь Посполитую, Российскую империю, СССР. Белорусский этнос вобрал в себя элементы как восточно-славянской, так и западно-славянской, балтской культур. М. Ф. Пилипенко и В. А. Тишков следующим образом определяют специфику этнокультурного развития белорусского народа: «Белорусский народ формировался в то же время, что и русский, на территории, которая располагалась по соседству с территорией формирования русского народа. Территория формирования белорусского культурного комплекса в тот период уже входила в другое государство — Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское (ВКЛ). Складывание средней части восточных славян в единое целое происходило на основе местных черт восточно-славянской культуры. Формирующаяся белорусская этническая общность впитывала в себя и некоторые элементы культуры не только восточно-славянской, но, в частности, западно-славянской, балтской и тюркской… В XVII–XVIII вв. культура белорусов испытывала сильное влияние польской, а в XIX–XX вв. — русской. Сильное воздействие сначала польской, а затем русской культуры придало своеобразие культуре белорусского народа» (Пилипенко, Тишков, 1998, с. 5–6).

Названия «Белая Русь», «Беларусь», «белорус» закрепились за страной и населением не сразу. В объяснении происхождения этих названий среди ученых нет единства. Полагают, что имя «Белая Русь» появилось впервые в латинской форме Alba Russia/ Russica в польской хронике 1382 г. Слово «белый» означает не только цвет, его синонимами являются слова «светлый», «свободный» и «западный». В конце XVI–XVII в. название «Белая Русь» употреблялось в документах Московского государства. Жители ВКЛ называли себя белорусцами либо литвинами, либо литвинами-белорусцами. Как отмечает историк Э. М. Загорульский, «слово белый применительно к названию страны означало запад, западный. Поэтому сочетание слов белый и Русь в документах XVI–XVII вв. означало западные земли общего пространства, заселенного восточными славянами» (Загорульский, 2004, с. 106–107).

Белорусская народность (как русская и украинская) формировались на одной основе древнерусской народности (Там же, с. 101). В XIII–XIV вв. в истории восточных славян произошли важные политические изменения, определившие дальнейшее развитие. Восточная Русь оказалась под властью Золотой Орды, а западные и южные земли Руси постепенно вошли в состав Великого княжества Литовского. Произошел распад восточно-славянской общности: «На месте древнерусской народности, населявшей в IX–XIII вв. Русь, в XIV–XVII вв. созрели три новые: белорусская, русская, украинская» (Там же, с. 102). Возникновение нескольких славянских народностей относится к периоду, сменившему древнерусский. «Формирование белорусского этноса в основном пришлось на период ВКЛ» (Там же, с. 103). Развитие белорусской культуры и белорусского этноса происходило в XIV–XVI вв. в ситуации уникального географического положения ВКЛ. Белорусская культура формировалась как синтез языческой древнерусской, балтийской, христианской (точнее византийской) культур.

Оформление белорусской народности в период ВКЛ было связано с развитием языка (старобелорусский язык); созданием Статутов ВКЛ, распространением Магдебургского права. При князе Альгерде (Ольгерде) в XIV в. старобелорусский язык стал языком государственного делопроизводства. Статут ВКЛ 1588 г. был написан на старобелорусском языке. Статут 1588 г. более двух с половиной столетий регламентировал все стороны жизни ВКЛ, сохранив силу закона до 1840 г.

В ВКЛ печаталось большое число книг. Франциск Скорина перевел и напечатал на старобелорусском языке Библию. Наряду с кириллической распространялась латиноязычная литература (М. Гусовский, С. Будны, В. Тяпинский). Гусовский написал «Песнь про зубра» в Италии. М. Смотрицкий и Л. Зизаний создали грамматику белорусского языка, Быховец — хронику ВКЛ. За 1525–1599 гг. в ВКЛ было издано 324 книги, из них 151 — на латинском, 114 — на польском, 50 — на белорусском, 9 — на других языках (Человек. Общество…, 2002, с. 35). Благодаря деятелям того периода — Н. Гусовскому, Ф. Скорине, С. Будному, В. Тяпинскому на белорусские земли пришли гуманистические идеи Возрождения и Реформации. В архитектуре распространились романский и готический стили, благодаря иезуитам распространяется стиль барокко.

В XVI–XVII вв. белорусские магнаты считали престижным иметь в своих дворцах библиотеки, картинные галереи. Шляхта проходила обучение в университетах Кракова, Падуи, Болоньи, Кёнигсберга. Существовало множество иезуитских коллегиумов (учебных заведений гуманитарного типа). Например, Полоцкий иезуитский коллегиум был открыт в 1591 г., в нем ученики обучались грамматике, риторике, латинскому и греческому языкам.

Сложное внешнеполитическое положение ВКЛ на фоне династической борьбы склонили Великого князя Ягайлу (1377–1392) к заключению Кревской унии 1385 г., которая надолго связала историю ВКЛ с историей Польши. Период пребывания белорусских земель в составе Речи Посполитой оказался весьма сложным для развития белорусской культуры. В официальной письменности белорусский язык стал уступать место польскому, а кириллица заменялась латиницей. С середины XVII в. развитие белорусской культуры замедлилось. Согласно белорусскому поэту Максиму Богдановичу, начался период «летаргии» белорусской культуры, которая свелась к фольклорному уровню, а ее носителем осталось сельское население.

Оценивая опыт пребывания белорусских земель в составе Речи Посполитой, Ю. Шевцов пишет: «Польское историческое самосознание часто помнит белорусов в качестве “забитых” крестьян и с трудом адаптируется к белорусам в качестве образованного народа, обладающего собственным отношением к истории Польши и Речи Посполитой. Польская историческая традиция также, как правило, разделяет точку зрения о ВКЛ как результате завоевания литовцами части русских княжеств» (Шевцов, 2005, с. 34).

В конце XVIII в. белорусские земли вошли в состав Российской империи. Э. М. Загорульский пишет, что «это спасло их от полонизации, но появились другие проблемы с языком. Белорусы рассматривались лишь как ветвь единого русского народа, а их язык в трудах лингвистов считался наречием южнорусского говора (А. Шахматов)… Обучение на местном наречии рекомендовалось вести только в начальной школе. Белорусский язык не употреблялся в официальных документах» (Загорульский, 2004, с. 104). В. А. Сосно отмечает: «После включения белорусских земель в состав Российской империи царское правительство начало проводить здесь централистскую политику с целью их слияния с основными русскими регионами. С конца XVIII и до начала ХХ в. в зависимости от обстоятельств менялись только тактика, темпы и методы осуществления этой политики. Происходила переориентация политической, экономической и культурной жизни на восток» (Сосно, 2004, с. 128). На территорию Беларуси были распространены общероссийские административные органы и учреждения. В Беларуси упразднялось Магдебургское право. На города и местечки, признанные центрами уездов, распространялось действие грамоты 1785 г. Жители местечек, не получивших таких прав, приравнивались к крестьянам и раздавались частным землевладельцам. «Собственностью русских землевладельцев становились крестьяне бывших королевских экономий и староств, конфискованных поместий светских и духовных феодалов, эмигрировавших за границу или выступивших против новой власти… Крепостничество усиливалось и расширялось благодаря записи за землевладельцами части бывших привилегированных и относительно свободных категорий сельского населения (землян, выбранцев, вольных людей и др.)» (Там же, с.129). Для еврейского населения указом 1794 г. определялась граница оседлости, включавшая белорусские и часть украинских земель.

А. Окара пишет о пребывании белорусских земель в составе Российской империи: «Российская империя всячески боролась с формированием национального сознания и долгое время не признавала ни украинскую, ни белорусскую культуру, навязывая общеимперскую идентичность и “общерусский” язык; ограничения частично были сняты лишь в начале XX в. Нередко официальный Санкт-Петербург в своей антибелорусской и антиукраинской политике (особенно при Екатерине II и Александре I, отчасти при Николае I) опирался на польских земельных магнатов и католическое духовенство» (Окара, 2006).

Крестьянское восстание 1863 г., которое охватило белорусские, польские, литовские земли, стало вершиной общественно-политической борьбы в XIX в. Ведущую роль в восстании играл лидер революционно-демократического крыла Кастусь Калиновский, который в газете «Мужыцкая праўда» обращался к крестьянству, обличал грабительский характер документов об отмене крепостного права. Как отмечает историк В. А. Сосно, «восстание 1863–1864 гг. было последним значительным выступлением за восстановление государственности на землях бывшей Речи Посполитой и ВКЛ. Стало очевидным, что национально-освободительные движения в Беларуси и Польше уже не умещаются в одном русле, у каждого из них формировались свои цели и собственный путь. В свою очередь, литвинский патриотизм сменялся патриотизмом белорусского национального движения. Идея возрождения ВКЛ постепенно отходила в историю» (Сосно, 2004, с. 135). Доктор исторических наук, профессор Н. С. Сташкевич высказывает несколько иную идею: «Идея национального освобождения и провозглашения национальной государственности выдвигалась белорусскими революционными демократами, которые ставили задачу возрождения Белорусско-Литовского государства» (Сташкевич, 2004, с. 138).

В силу сложности исторического развития национальное самосознание белорусов оформилось во второй половине XIX–начале XX в. Вклад в его становление внесли белорусские публицисты и общественные деятели братья А. и И. Луцкевичи, М. Бобровский, И. Данилович, И. Абдиралович (Канчевский), В. Ивановский, В. Ластовский; Е. Карский (основатель белорусского языкознания), М. Довнар-Запольский (историк, этнограф), Ф. Богушевич (поэт, прозаик). Как пишет белорусский историк Н. С. Сташкевич, «фактически еще накануне Февральской революции 1917 г. была сформулирована национально-государственная идея, которая нашла отражение в программных документах всех политических партий белорусской национальной ориентации… Можно сказать, что основа этой идеи была заложена в конце XIX–начале ХХ в.» (Там же, с. 141).

В начале ХХ в. возникают партии белорусской национальной и либерально-демократической ориентации, в 1903 г. возникла Белорусская социалистическая Грамада. Действовали комитеты РСДРП, Партия эсеров (социалистов-революционеров), Еврейская СДРП, Партия «Бунд». В период 1917–1925 гг. в Беларуси действовали 22 партии. 9 из них были национальными, 3 — буржуазными, 6 — мелкобуржуазными и 4 — социалистическими. Статус белорусского языка как особого языка, а не диалекта иных языков был четко сформулирован еще в 1903 г. в труде «Белорусы» Е. Карского. После Октябрьской революции и провозглашения БССР белорусский язык стал конституционно-государственным. В 20–30-е годы ХХ в. было много сделано по упорядочению языка: разработана грамматика, составлены словари, белорусский язык был введен в государственную практику.

25 марта 1918 г. была провозглашена Белорусская Народная Республика (БНР), которая не смогла реализовать цели превращения в суверенное Белорусское государство. Как пишет профессор Н. С. Сташкевич, «провозглашение БНР произошло в очень сложных, противоречивых и весьма неблагоприятных условиях… Необдуманный шаг некоторых членов Рады БНР, которые 25 апреля 1918 г. направили телеграмму германскому кайзеру Вильгельму с благодарностью за освобождение Беларуси от большевиков, внес раскол в белорусское политическое движение и существенным образом повлиял на настроение широких слоев трудового населения» (Там же, с. 145). В дальнейшем ориентация части лидеров БНР на установление буржуазных отношений, частной собственности на землю все больше отрывала их от реальных интересов общества.

Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР) была провозглашена 1 января 1919 г. Н. С. Сташкевич считает, что «Советская Социалистическая Республика Беларусь создавалась как плацдарм для наступления советских войск для поддержки мировой пролетарской революции. Правда, уже в ходе развертывания национального государственного строительства в Беларуси лидеры большевистской партии пришли к выводу, что роль одного из буферов при возможном наступлении или отступлении революции лучше будет выполнять не отдельно БССР, а объединенная Литовско-Белорусская ССР, и поэтому были внесены соответствующие коррективы в геополитическую конструкцию. Было принято решение выделить из БССР и вернуть в состав РСФСР три губернии: Витебскую, Могилевскую, Смоленскую, а оставшуюся территорию объединить с Литовской ССР в одном государственном образовании — Литовско-Белорусской ССР, которое реально просуществовало до августа 1919 г. (ее территория была полностью оккупирована польскими интервентами). Между тем необходимо отметить, что ЦК РКП(б) шел на отделение от БССР Могилевской и Витебской губерний достаточно продуманно (впоследствии, в 1924 и 1926 г., эта территория была воссоединена с БССР)» (Сташкевич, 2004, с. 147).

Второе провозглашение БССР состоялось в 1920 г. О возрождении белорусской советской государственности было заявлено в «Декларации о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии», принятой 31 июля 1920 г. Опыт государственности в форме БССР имел большое значение для развития белорусского народа на протяжении ХХ в. За 70 лет своего существования в составе Советского Союза Белорусская ССР постепенно собрала основную часть этнической территории белорусов («укрупнение» БССР в 1924 и 1927 г., воссоединение Западной Беларуси с БССР в 1939 г.) и выполняла государственно-политическую и культурную роль объединения белорусской нации. БССР стала индустриально развитой республикой, в ней сложилась национальная система просвещения и науки, государственная институционализированная система профессионального искусства и культуры, массовая пресса и т. д. После Великой Отечественной войны Беларусь становится индустриальным государством, быстрыми темпами росли города, хотя процесс массовой миграции в города и проблема адаптации к городской жизни требовали времени. БССР достаточно успешно была интегрирована в советскую систему как экономически, так и политически.

Итак, исторически белорусские земли входили в сферу ключевых интересов различных государственных образований, которые не были заинтересованы в создании независимой Беларуси. Одна из ключевых черт белорусской истории: опустошительные войны, которые являлись столкновением на территории Беларуси больших, внешних по отношению к Беларуси, политических образований, к примеру: война середины XVII в., Северная война, Наполеоновская война, две мировые войны. Военно-политическая ситуация в регионе была устойчивой лишь до тех пор, пока вне Беларуси не появлялись крупные и мощные образования, которые, сталкиваясь между собой, вовлекали в конфликт государства из своего окружения. В ходе ряда войн белорусские элитарные группировки (политические, экономические, культурные) погибали либо резко ослаблялись. Разрушались самобытные культурные традиции. Все это привело к такой особенности белорусской истории, как прерывистость ее развития.

Пограничный характер белорусской культуры, с точки зрения социолога В. Абушенко, часто приводил к ситуации, названной им «откладываемым выбором», страхом артикулировать свои интересы, когда стратегические цели постоянно подменялись тактическими уловками, задачами «выживания», «тушения пожаров» (Абушенко, 2002, с. 103). Некоторые авторы, например А. Окара, отрицают существование белорусской идентичности: «Белорусы — носители не собственной уникальной идентичности, а чужой — московской или европейской. По этой причине наиболее оптимальной культурной программой для Беларуси, видимо, может считаться “неозападнорусизм”». Окара обосновывает свои выводы «антиэлитаризмом белорусского народа» и тем, что «белорусская идентичность складывалась исключительно как крестьянская или производная от крестьянской, белорусов называли — то с гордостью, то с презрением — “мужицким народом”» (Окара, 2006). Белорусский исследователь И. Бобков выдвигает идею Беларуси как «пограничья в силу разорванности, отсутствия культурной целостности белорусского национального нарратива». С его точки зрения, это ставит под сомнение «возможность реализации национального проекта, но иного проекта не предлагается» (Бабкоў, 2005, с. 136–165).

Белорусская национальная культура сложилась на основе культуры белорусского этноса, при взаимодействии с культурами других этнических групп: русских, украинцев, поляков, евреев, литовцев, татар. Своеобразие белоруской культуры — в ее пограничном характере. Белорусскую культуру называют также контактным и интеграционным типом культуры. Беларусь имеет особое географическое положение — между Востоком и Западом, между двумя мирами: православно-византийским и римско-католическим. Проблема самоидентификации белорусов связана со сложностью исторического пути, прерывистостью исторической и культурной традиции. Какое-то время белорусская культура развивалась «в тени» других культур. Земли Беларуси переходили от одного государства к другому. В такие моменты истории самоиндентификация белорусов носила локальный характер, во многом основывалась на принадлежности к местности, региону. Отсюда пошло слово «тутэйшыя» (местные, привязанные к земле) — принципиально важная черта белорусской культурной традиции и идентичности. Янка Купала символически зафиксировал понимание «тутэйшасцi» в запрещенной советской властью трагикомедии «Тутэйшыя», написанной в 1922 г., изобразил Беларусь как бы распятой между Россией и Польшей: для одной она — «Северо-Западный край», для другой — «Wschodnie kresy polskie» («польские Восточные окраины»).

Однако, несмотря на невероятно сложные исторические условия становления белорусской культуры и государственности, удалось сохранить, с одной стороны, свою «беларускасць», а с другой — свою принадлежность славянской и мировой культуре. При этом с точки зрения белорусской политической традиции совершенно нормально стремиться к объединению, но не к растворению в большем образовании. По мнению исследователя Ю. Шевцова, политическая культура белорусов — это, прежде всего, «культура переговоров об очередной унии или уточнении условий уже заключенной унии… Белорусы умеют мыслить себя в контексте большого целого, культура и традиция белорусов позволяет им находить свое место внутри большого политического и культурного организма, не растворяясь в нем» (Шевцов, 2005, с. 69).

27 июля 1990 г. Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Внеочередная сессия Верховного Совета БССР 25 августа 1991 г. приняла Закон «О придании статуса конституционного закона Декларации Верховного Совета Белорусской ССР о государственном суверенитете БССР». Денонсация договора 1922 г. об образовании СССР и подписание договора о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) в Вискулях 8 декабря 1991 г. стали завершением событий августа. Верховный Совет Республики Беларусь ратифицировал эти документы 10 декабря 1991 г. Какие процессы этому предшествовали?

Объявленная последним лидером КПСС политика Перестройки стала катализатором роста протестных настроений белорусской общественности. Как альтернатива партийно-бюрократической системе формируется оппозиция в лице так называемых неформальных организаций. Стихийное возникновение зимой 1980–1981 гг. объединения «Беларуская Майстроўня» послужило импульсом к созданию целого ряда неформальных организаций: «Талака», «Тутэйшыя», «Штука», экологическое объединение «Свiтанак», «Узгор’е», «Паходня», «Маладзiк» и др. В декабре 1987 г. состоялся «Вальны Сойм» тридцати объединений: неформальные молодежные организации оформились в Конфедерацию белорусских «маладзежных суполак». Выдвигаемые ими идеи возрождения белорусского языка, национальной культуры, постановка вопроса в решении экологических проблем вызвали поддержку и понимание в среде творческой интеллигенции и молодежи. На процесс делегитимации белорусских партийно-коммунистических структур также повлияло трехлетнее замалчивание истинных масштабов Чернобыльской катастрофы.

Политизация неформального движения началась в 1988 г. после опубликования 3 июня в газете «Лiтаратура i мастацтва» статьи З. Позняка «Курапаты — дарога смерцi». На первый план в деятельности национально-возрожденческого движения выдвинулись критика компартии и тема репрессий (Быкаў, 1988, с. 1–2). 19 октября 1988 г. было создано республиканское культурно-просветительное общество памяти жертв репрессий «Мартиролог Беларуси» (рабочее название — «Комитет-58»). Одновременно с «Мартирологом» был образован Организационный комитет Белорусского Народного Фронта за перестройку «Адраджэньне». Широкую известность Фронт получил после проведения 28 октября 1988 г. митинга-реквиема «Дзяды». 11 ноября 1988 г. Оргкомитет БНФ принял обращение «Да грамадзян Беларусi», в котором очертил политическую позицию движения: Фронт поддерживает начатую лучшими силами КПСС перестройку общества на принципах демократии и гуманизма, выступает против монополии власти бюрократических структур, за реальный суверенитет, провозглашенный Конституциями БССР и СССР, подчинение экономики интересам человека, социальную справедливость, не нарушение прав человека, экологически чистую Беларусь, возрождение и государственность белорусского языка. Учредительный съезд БНФ состоялся 24–29 июня 1989 г. На III съезде 30–31 мая 1993 г. была создана партия БНФ. Фронт определил себя как христианско-демократическое консервативное народное движение, дистанцирующееся как от социализма, так и от классического либерализма (Праграма БНФ…, 1993). После отмены ст. 6 Конституции СССР, закреплявшей ведущую роль Компартии, был принят закон СССР «Об общественных объединениях», гарантировавший гражданам свободу создания общественных объединений и упростивший их регистрацию. Если в 1990 г. в Беларуси официально была зарегистрирована лишь одна политическая партия, то в 1991–1992 гг. — 5, в 1993 — 6, а в 1994 — 16 политических партий (до октября создано и зарегистрировано 9 политических партий, в конце 1994 г. — еще 7) (Соловей, Савко, 2003, с. 50–51).

БНФ как ведущая оппозиционная политическая сила первой половины 1990-х годов представлял собой альтернативное КПСС антикоммунистическое движение, выступавшее за культурно-национальное возрождение и идею полного государственного суверенитета. В предвыборной платформе БНФ «Галасую за Беларусь» от 9 декабря 1989 г. в рамках избирательной кампании в Верховный Совет впервые было сформулировано требование полной независимости Беларуси («Галасую за Беларусь». Выбарчая платформа БНФ, 1990). Политическая стратегия белорусской оппозиции опиралась на отрицание советского опыта и на усиленное внимание к политическим и правовым институтам западных демократий, которые выступали как ориентир для реформирования.

В марте 1990 г. состоялись первые относительно свободные выборы в Верховный Совет БССР. Несмотря на широкое применение правящей элитой административного ресурса в ходе избирательной кампании, парламентские выборы положили начало закреплению принципа политического плюрализма на макроинституциональном уровне. В парламенте сформировалась фракция — «оппозиция БНФ» в составе 37 человек.

К началу избирательной кампании по выборам в Верховный Совет Республики Беларусь XIII созыва в 1995 г. были зарегистрированы 34 политические партии. В начале 1990-х годов политические силы разделились на две части. С одной стороны, БНФ, игравший самую значительную роль в политической жизни страны, с другой — политические партии различных идеологических направлений. Несмотря на высокую электоральную поддержку и ведущую роль в политических преобразованиях начала 1990-х годов, БНФ не занял доминирующего положения во властной иерархии. В Верховный Совет XIII созыва БНФ не провел ни одного кандидата.

В начале 1990-х годов основная проблема трансформации политической системы заключалась в необходимости одновременного проведения реформ и системных изменений в экономической, политической и социальной сферах, что было проблематично из-за ограниченности ресурсов вследствие многолетнего существования экстенсивной модели развития. Независимость была получена республикой в большей степени в результате внешних, нежели внутренних факторов. Правительственная программа перехода к рыночной экономике, принятая Верховным Советом в октябре 1991 г., оказалась неэффективной, как и деятельность парламента по реформированию экономической сферы. Принятые Верховным Советом Законы «О собственности», «О национальном банке и банковской деятельности», «О предпринимательстве», «О праве собственности на землю», «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности», Таможенный кодекс на практике не обеспечили основу социально-экономического суверенитета. Ведущие политические силы не находили консенсуса по поводу формы правления: президентской или парламентской республики. Отрицательное отношение к институту президентства демонстрировали полярные политические силы: белорусские коммунисты были против этого института как «чуждого подлинному народовластию», а БНФ мотивировал отрицательное отношение необходимостью первоочередного проведения парламентских выборов (Первые президентские выборы в Республике Беларусь, 1994, с. 16). Ускорению процесса конституционного строительства способствовала как потребность трансформировавшегося белорусского общества в сильной исполнительной власти, так и необходимость создания механизма сохранения власти правящей номенклатурой. В конце 1993 г. парламентарии склонились к модели полупрезидентской республики и наделению президента, избираемого всеобщим голосованием, большими полномочиями. Правящей элитой предполагалось, что первым президентом будет избран председатель Совета Министров В. Ф. Кебич.

15 марта 1994 г. была принята Конституция Республики Беларусь, которая в целом соответствовала стандартам демократического конституционализма. Конституция провозглашала Беларусь унитарным демократическим социальным правовым государством и юридически закрепляла переход от административно-командной системы власти к управлению страной на основе принципов правового государства (в первую очередь верховенство права и разделение властей). Однако полномочия между ветвями власти не были четко разведены: ст. 83 предполагала парламентскую республику в форме Советов, а ст. 100 — президентскую с большими полномочиями Главы государства (Канстытуцыя Рэспублiкi Беларусь…, 1994).

Президентская избирательная кампания, начавшаяся вскоре после принятия Конституции, проходила в условиях быстрого роста популярности А. Г. Лукашенко. Динамика электоральных предпочтений зависела от социально-политической и экономической ситуации, углубления экономического кризиса. Наблюдались снижение жизненного уровня; острый ценностный диссонанс; резкое понижение уровня доверия к властным структурам, прежде всего правительству; желание волевых и решительных действий со стороны власти, настороженное отношение к институту парламентаризма, предпочтение прямых каналов общения с лидером, ностальгическое отношение к эпохе СССР. В избирательной кампании участвовали шесть кандидатов: А. Дубко, В. Кебич, А. Лукашенко, В. Новиков, З. Позняк, С. Шушкевич.

В программе кандидата в президенты А. Г. Лукашенко «Отвести народ от пропасти» был сделан акцент на сложной экономической ситуации, заложены идеи ответственности государства за решение социально-экономических проблем (Отвести народ от пропасти, 1994). В программе В. Ф. Кебича «Народ должен жить достойно, без страха за будущее, гордиться собой и своей родиной» внимание обращено на антиинфляционные меры, стабилизацию производства, проведение приватизации, сохранение государственного управления базовыми социально значимыми отраслями экономики (Народ должен жить достойно…, 1994). Личные качества А. Г. Лукашенко, правильно избранные стратегия и тактика избирательной кампании способствовали его победе. Первые президентские выборы прошли в два тура и закончились со следующим результатом: А. Г. Лукашенко получил 80,34%, а В. Ф. Кебич — 14,17% голосов белорусских избирателей.

Политическое развитие Республики Беларусь в 1994–1996 гг. прошло под знаком конфликтного взаимоотношения властей. Введение института президентства обусловило смену ролевых позиций акторов на белорусском политическом поле. Если до президентской избирательной кампании термин «политическая оппозиция» охватывал политические силы национальной ориентации, то после введения института президентства центр тяжести сместился в сторону критики последнего, тем самым консолидируя и старую номенклатуру, и националистические круги белорусского общества. Выборы в Верховный Совет ХIII созыва в 1995 г. проходили в условиях противостояния законодательной и исполнительной властей. Усиление конфронтации оппозиционных политических партий с правящей политической элитой, конфликт парламента с президентом обусловили кризис доверия к властным структурам, который на парламентских выборах 1995 г. проявился в абсентеизме. Политический кризис коренился как в противоположности интересов различных политических групп, так и в нечетком конституционном разграничении полномочий между ветвями власти. Политический кризис 1996 г. актуализировал проблему легитимности различных ветвей власти. Инициирование республиканского референдума 1996 г. по внесению изменений и дополнений в Конституцию Республики Беларусь от 1994 г. явилось политическим решением, которое, с одной стороны, позволило разрешить кризис легитимности, с другой — усилило институт президентской власти. Проведение референдумов легитимировало положение правящей политической элиты. Республиканские референдумы в Республике Беларусь были проведены 14 мая 1995 г., 24 ноября 1996 г., 17 октября 2004 г. В таблице представлены результаты референдумов.


Республиканские референдумы в Республике Беларусь (%)


Вопрос

Голоса «за»

1

2

Республиканский референдум 14 мая 1995 г.*

1. Согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским?

83,3

2. Поддерживаете ли вы предложение об установлении новых государственных флага и герба Республики Беларусь?

75,1

3. Поддерживаете ли вы действия Президента Республики Беларусь, направленные на экономическую интеграцию с Российской Федерацией?

83,3


Окончание таблицы

1

2

4. Согласны ли вы с необходимостью внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, предусматривающих возможность досрочного прекращения полномочий Верховного Совета Президентом Республики Беларусь в случае систематического или грубого нарушения Конституции?

77,7

Республиканский референдум 24 ноября 1996 г.

Вопросы, инициированные Президентом Республики Беларусь:

1. Перенести день независимости Республики Беларусь (День Республики) на 3 июля — день освобождения Беларуси от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне?

88,2

2. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 г. с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции), предложенными Президентом

70,5

3. Выступаете ли вы за свободную, без всяких ограничений куплю и продажу земли?

15,3

4. Поддерживаете ли вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?

17,9

Вопросы, инициированные депутатами Верховного Совета Республики Беларусь:

1. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 г. с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций коммунистов и аграриев?

7,9

2. Выступаете ли вы за то, чтобы руководители местных органов исполнительной власти избирались непосредственно жителями соответствующей административно-территориальной единицы?

29,9

3. Согласны ли вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?

32,1

Республиканский референдум 17 октября 2004 г.**

Разрешаете ли вы первому Президенту Республики Беларусь А. Г. Лукашенко участвовать в качестве кандидата в Президенты Республики Беларусь в выборах президента и принимаете ли часть первую ст. 81 Конституции Республики Беларусь в следующей редакции: «Президент избирается на пять лет непосредственно народом Республики Беларусь на основе всеобщего, свободного, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании»?

79,42


Источник: официальный сайт Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов: http://rec.gov.by

* По первым трем вопросам референдум был обязательным, по четвертому носил консультативный характер. В голосовании на республиканском референдуме приняли участие 4 830 582 человека, или 64,8% избирателей.

** В голосовании на референдуме приняло участие 6 307 395 граждан, что составляет 90,28% от числа граждан, внесенных в списки для голосования. За принятие решения по вынесенному на референдум вопросу проголосовало 5 548 477 граждан.


С середины 1990-х годов Беларусь развивается по пути создания сильной государственной власти для обеспечения порядка и управляемости, социальных гарантий. Анализ политического развития Беларуси в первой половине 1990-х годов показывает, что, несмотря на наличие определенного заимствования западных институциональных механизмов государственного строительства, становление Республики Беларусь как суверенного государства не означало отрицание опыта государственного управления периода СССР. Напротив, сохранение советской институциональной практики предопределило политическую трансформацию Беларуси. Политические изменения являются следствием не только структурных (разрыв между возможностями институтов и требованиями, предъявляемыми к ней социумом), но и культурных кризисов, выражающихся в конфликте духовных ценностей и моральных норм (Ткачев, 2006, с. 82). Рецепция таких идей, как «разделение властей», «правовое государство», «гражданское общество» в начале 1990-х годов во многом носила характер идеологического замещения (Стром, 2009, с. 9).

Причины неприятия национал-радикализма и либерал-радикализма в Беларуси во многом состоят в отрицании оппозиционными политическими силами значимости советского опыта для современного становления государственности. Действующая политическая элита Беларуси в период прихода к власти в процессах государственного строительства ставку сделала на ближайшем историческом прошлом, а также на гражданском (а не этническом) понимании нации.

Национальное самоопределение Беларуси связано с государственным становлением белорусского народа. «Национальный характер должен достигнуть самосознания политического суверена. Национальное бытие укрепляется государственным духом, — считают белорусские исследователи О. А. Михневич и В. Г. Япринцев. — Народ Беларуси, обретя государственность, завершил консолидацию в единую нацию. Учредителями государства, носителями его суверенитета и источником образования государственной власти являются все граждане Республики Беларусь» (Михневич, Япринцев, 2007, с. 37). В таком государстве самоидентификация происходит не столько по кровному признаку, сколько по единству культурно-исторической судьбы. Становление государства в Беларуси было связано с гражданско-правовыми и политическими отношениями в гораздо большей степени, нежели с этническими. В этом смысле можно привести высказывание известного испанского философа Хосе Ортега-и-Гассета: «Реальность, которую мы называем “государством”, отнюдь не представляет собой спонтанно возникшего общества людей, связанных кровным родством. Государство возникает тогда, когда группы разного происхождения вынуждены жить вместе. Это не голое насилие; скорее их влечет сила общей цели, общей задачи… Государство — не кровное родство, не общность языка или территории, не соседство. Оно вообще не что-то материальное, косное, данное, ограниченное. Это чистая динамика, воля к общей деятельности. Поэтому государственной идее не положено физических границ» (Ортега-и-Гассет, 1989, с. 142).

Различные политические силы на тех или иных этапах становления белорусской государственности предлагали свои проекты формирования белорусской идентичности, которые, по сути, сводятся к двум: этническому (языково-этнографическому) и общественно-гражданскому. Белорусский философ В. Акудович предлагает «минимизировать неизбывную (и жесткую) оппозицию БНР–БССР. Ибо, если оценивать ситуацию в великом формате становления Государства, то БНР и БССР начинают выглядеть не как два смертельно враждебных друг другу события, а как одно и то же, только в разных вариантах политической формализации… Идеологемно, идеологически БНР и БССР близнецы» (Акудовіч, 2006).

Этническая основа государственного строительства использовалась на ранних стадиях становления наций. В условиях мозаичного индустриально-постиндустриально-информационного общества эта основа уступает место гражданской. Одной из эффективных современных стратегий является формирование национального духа через практики потребления, поскольку «наш товар — самый дешёвый и при этом лучший, натуральный». Патриотизм состоит в том, что из всех товаров в мире мы неизменно будем выбирать «наш»; роль культурно-исторических факторов при этом выходит на второй план.

Становление суверенного государства как такового связано с кристаллизацией национальных интересов. Формирование национальных интересов государств «старой Европы» проходило в рамках государственно-центристской модели, когда суверенитет стал атрибутом государства, а не монарха. Осознание национальных интересов — сложная эволюция и правящих элит, и всего общества (см.: Лукашенко, 1996). Именно поиском приоритетов в политической стратегии общественного развития ознаменовался период независимости Беларуси. Процессы государственного строительства в Беларуси были связаны с осознанием национально-государственных интересов и формированием политической элиты государственнического типа, ориентированной на защиту национальных интересов.

Процесс институционального оформления политической системы Республики Беларусь характеризуется сложностью и в какой-то степени противоречивостью. Институциональный дизайн белорусской политической системы претерпел несколько изменений: а) с начала политических преобразований в рамках СССР до принятия Конституции Беларуси в 1994 г.; б) с принятием нового Основного Закона до ноябрьского референдума 1996 г.; в) с момента внесения изменений и дополнений в Конституцию 1994 г. по настоящее время (Стром, 2009, с. 5).

Современный этап социально-политического развития характеризуются стабильным сохранением институтов макрополитической организации белорусского общества. В президентских выборах 2001 г. принимали участие три кандидата: С. В. Гайдукевич, В. И. Гончарик (представитель «демократической оппозиции»), А. Г. Лукашенко. В предвыборной программе А. Лукашенко «Вместе за сильную и процветающую Беларусь» избранные ранее приоритеты были подтверждены: стимулирование экспорта, жилищного строительства, поддержка сельского хозяйства. Высказывались идеи о либерализации экономики и стимулировании предпринимательской активности (Вместе за сильную и процветающую Беларусь, 2001). Предвыборная программа В. Гончарика «Добро вашему дому!» построена на идеях снятия препятствий в экономической активности, введении заявительного принципа регистрации предприятий, снижения уровня и упрощения налогов, таможенных процедур, технологического переоснащения и реструктуризации предприятий с помощью внутренних и внешних инвестиций (Гончарик, 2001). В предвыборной программе С. Гайдукевича «Порядок в стране, достаток в доме» акценты в социально-экономической сфере были сделаны на новой инвестиционной политике, использовании выгодного геополитического положения Беларуси, развитии экологического туризма. Итоги президентских выборов 2001 г.: за С. В. Гайдукевича проголосовало 2,48%, за В. И. Гончарика — 15,65%, за А. Г. Лукашенко — 75,65% избирателей.

В сентябре 2001 г. на второй президентский срок был избран А. Г. Лукашенко. Осенью 2004 г. на республиканском референдуме было внесено изменение в ст. 81 Конституции, давшее возможность действующему Президенту Республики Беларусь участвовать в президентских выборах в марте 2006 г. Президентские выборы 2006 г. прошли в один тур со следующими результатами: С. В. Гайдукевич набрал 3,5% голосов, А. В. Козулин — 2,2%, А. Г. Лукашенко — 83,0%, А. В. Милинкевич — 6,1 % голосов избирателей.

Характерной чертой политического развития Беларуси в настоящий период является и тот факт, что после изменения конфигурации политической системы белорусского общества политическая оппозиция оказалась вытесненной на периферию политического процесса. В настоящее время понятие «политическая оппозиция» объединяет различные политические силы вне зависимости от их идеологической окраски. Критерий — противопоставление правящей элите, которая, в свою очередь, рассматривает все оппозиционные силы в качестве единого политического субъекта. Общественное развитие последующих лет подтвердило тенденцию развития оппозиции, проявившуюся уже в середине 1990-х годов: оторванность от значительной части электората, неспособность выработать эффективные формы политической борьбы, неспособность к коалиционному строительству.

Функционирование политической системы зависит не только от особенностей историко-культурного развития, но и от укоренившейся в обществе мотивации поведения. Так, мотивы Перестройки и демократизации начала 1990-х годов для разных социальных слоев выглядели по-разному. Для культурной элиты демократизация означала плюрализацию и принятие либеральных ценностей. Та часть общества, которая на волне Перестройки и процессов смены прежних элит (с их параллельным стремлением сохранить властные позиции) сумела повысить свой статус, входя в экономические и политические группировки, вскоре вступила в острую конкуренцию, в ходе которой интересы общества все более оттеснялись на задний план. Формирование новой политической элиты первоначально происходило по принципу конкуренции персоналисткого типа, а затем перешло в фазу формирования группировок вокруг выделившегося лидера.

Для широких масс демократизация была лишь первоначально связана с собственно политическими изменениями и духовно-культурной свободой, национально-культурным возрождением и восстановлением многих исторических фактов. В дальнейшем на фоне углублявшегося экономического кризиса первой половины 1990-х годов национально-возрожденческая мотивация сменилась экономической. А в конце XX в. в условиях наметившегося экономического роста и стабилизации положения и жизни каждого отдельного человека во многом сработали механизмы стремления закрепить эти достижения, не быть вновь ввергнутыми в пучину дефицита, безработицы, различного рода потрясений. Угрозой процессам демократизации на сегодняшний день является не столько выбор большей частью населения материальных благ экономической эффективности в ущерб ценностям свободы и прав человека, сколько акцентирование на проблемах безопасности (военной, энергетической, продовольственной и т. д.). Острейшими являются проблемы энергетической безопасности, борьба за присутствие и влияние в различных регионах мира. В мировых масштабах резко обострена проблема международного терроризма. Повсеместно в большей или в меньшей степени идет ограничение прав и свобод человека в силу требований общественной безопасности (те же биометрические паспорта, к примеру, с одной стороны, позволяют более эффективно осуществлять паспортно-визовое обслуживание, а с другой стороны, являются формой контроля над личностью).

В целом для всего постсоветского пространства постсоциалистический период эволюции социума связан с постепенным преодолением персоналистских представлений о власти и переходе к политической институционализации. Политическая институционализация предполагает формирование общественного консенсуса по поводу базовых целей и ценностей общественного развития. В странах СНГ подобный консенсус пока не достигнут, поскольку сохраняется разрыв в моделях нормативно-ценностных ориентаций больших социально-демографических групп в основном по возрастному, образовательному и поселенческому, отчасти по гендерному признаку (речь идет о политических или политически релевантных ценностях, тогда как социальные ценности могут быть сходными для разных социальных групп: жизнь, семья, дружба, благосостояние и т. д.). Раскол в приоритетах политических ценностей проходит по линиям приоритета свободы и конкурентности либо приоритета равенства и уравнительной справедливости. Это раскол прослеживается на уровне как массового сознания, так и политических элит, протекая в латентных формах. Применительно к процессам государственного строительства в странах СНГ приоритет свободы и конкурентности чаще воплощается в выборе так называемого «западного вектора» развития. Такая модель развития в политической сфере связана со сложным формированием согласительных процедур и усилением парламентаризма. Выбор второго из названных приоритетов (приоритета равенства и уравнительной справедливости) сокращает конкурентность, усиливает бюрократические структуры, которые берут на себя функции перераспределения общественного блага, планирования и контроля распределения и перераспределения благ, ресурсов, ценностей. Бюрократический аппарат в отсутствие консолидированного гражданского общества из инструмента управления превращается в управляющую силу. Как пишут Л. И. Никовская и В. Н. Якимец, «формируется социально-политическая стабилизация под жестким контролем административных структур, с опорой на патрон-клиентелистские отношения, с возможностями реализации внеправовых практик и отношений. Социально-политические условия формирования публичной политики сужаются: свертывается сфера публичного дискурса различных общественно-политических сил; многопартийность не развивает, а тормозит представительство интересов общества, отрываясь от корней в гражданском обществе» (Никовская, Якимец, 2006, с. 21).

В ходе постсоциалистической трансформации проявились сложности и противоречия: необходимость создавать одновременно демократические политические условия и рыночную конкурентную многоукладную экономику; потребность в создании дееспособной государственности, которая в состоянии осуществлять реформирование; необходимость преодоления низкого уровня правовой и политической культуры. Политическое и, что особенно важно, социально-экономическое развитие привело к логике властной и социальной стабилизации и формированию консолидированных политических режимов. Трансформационные процессы в странах СНГ привели к противоборству между тенденцией к стабилизации, равновесию и дальнейшему изменению, преобразованию. В каждой из стран СНГ это противоречие решается по-своему. Процессы государственного строительства и дальнейшее функционирование политической системы зависят от особенностей историко-культурного развития.

Историко-культурное окружение, проявившееся в прерывистости исторического развития, специфике формирования белорусской идентичности, оказывает существенное воздействие на процессы современного национально-государственного строительства. Проблема политико-культурной самоидентификации белорусов связана со сложностью исторического пути, прерывистостью исторической и культурной традиции. Политико-культурная идентификация белорусов имеет пограничный характер. Национальное самосознание белорусов оформилось во второй половине XIX – начале XX в., когда был поставлен вопрос о создании белорусской государственности. Этапами в ее становлении в XX в. были БНР в 1918 г., а с 1919 г. — БССР.

Различные политические силы на тех или иных этапах становления белорусской государственности предлагали свои проекты формирования белорусской идентичности, которые, по сути, сводятся к двум: этническому (языково-этнографическому) и общественно-гражданскому. Действующая политическая элита Беларуси в период прихода к власти в процессах государственного строительства ставку сделала на ближайшее историческое прошлое, а также на гражданское, а не этническое понимание нации. С середины 1990-х годов Беларусь развивается по пути создания сильной государственной власти для обеспечения порядка и управляемости, социальных гарантий. Процессы государственного строительства в Беларуси были связаны с осознанием национально-государственных интересов и формированием политической элиты государственнического типа.


Литература

1. Абушенко В. Разрыв традиций: поиски механизма новой идентификации // Грамадскія ідэалы: нацыянальныя традыцыі, сучасны стан, погляд у будучыню: Навук.зборн. Мн.: ННАЦ імя Ф.Скарыны, 2002. С. 102–107.

2. Акудовіч В. Дыялогі з Богам: суплёт інтэлігібельных рэфлексіяў. Менск: Логвінаў, 2006. 192 с.

3. Бабкоў І. Генэалёгія беларускай ідэі // ARCHE. 2005. № 3. С.136–165.

4. Быкаў В. Па праву памяцi i сумлення, пад знакам перабудовы //Лiтаратура i мастацтва. 1988. 28 кастрычнiка.

5. «Вместе за сильную и процветающую Беларусь». Предвыборная программа кандидата в Президенты Республики Беларусь А. Г. Лукашенко // Советская Белоруссия. 2001. 21 августа.

6. «Галасую за Беларусь». Выбарчая платформа Беларускага Народнога Фронту за перабудову «Адраджэньне» да выбараў 1990 г. // Modern History Archives. Fond 6, sprava 90.

7. Гончарик В. Добро вашему дому! Тезисы программы кандидата в Президенты Республики Беларусь // Советская Белоруссия. 2001. 31 августа.

8. Загорульский Э. М. Происхождение и основные этапы этнического развития белорусского народа // Основы идеологии Белорусского государства. / Под ред. Г. А. Василевича, Я. С. Яскевич. Минск: РИВШ, 2004. С. 91–109.

9. Канстытуцыя Рэспублiкi Беларусь 1994 г. Прынята на 9-м паседжаннi 13-cесii Вярхоўнага Савету XII склiкання. Мiнск, 1994.

10. Конституция Республики Беларусь (с изменениями и дополнениями). Принята на Республиканском Референдуме 26 ноября 1996 г. Минск, 1996. 48 с.

11. Конституция Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). Минск: Амалфея, 2005. 48 с.

12. Лукашенко А. Г. Беларусь есть и будет демократическим суверенным государством. Президент сделает все возможное, чтобы выполнить свою предвыборную программу. Фрагменты стенограммы // Советская Белоруссия. 1996. 12 июля.

13. Михневич О. А., Япринцев В. Г. Национальное самосознание как интегративный признак нации. Минск: Харвест, 2007. 320 с.

14. «Народ должен жить достойно, без страха за будущее, гордиться собой и своей родиной». Программа В. Ф. Кебича, кандидата в Президенты Республики Беларусь // Народная газета. 1994. 10 июня.

15. Никовская Л. И., Якимец В. Н. Публичная политика в России: проблема выбора пути развития // Публичная политика-2005: Сборник статей / Под ред. М. Б. Горного и А. Ю. Сунгурова. СПб.: Норма, 2006. 144 с.

16. Окара А. Тутэйшыя // Русский Архипелаг. Сетевой проект «Русского мира». 2006 // http://www.archipelag.ru/authors/okara/?library=1217 (дата доступа 26.12.2009).

17. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. 1989. № 4. С. 119–152.

18. «Отвести народ от пропасти». Тезисы программы кандидата в Президенты Республики Беларусь А. Г. Лукашенко // Народная газета. 1994. 10 июня.

19. Первые президентские выборы в Республике Беларусь: основные итоги: Доклад группы экспертов / А. П. Вардомацкий, Л. Ф. Заико, В. А. Карбалевич и др.; Под рук. Л. Заико. Минск: Ин-т независимых исследований, 1994. 54 с.

20. Пилипенко М. Ф., Тишков В. А. Введение // Белорусы. М.: Наука, 1998. 502 с.

21. Праграма Беларускага Народнага Фронту «Адраджэньне» i Статут. Менск. 1993. 30 траўня.

22. Соловей Т. Г., Савко Н. П. Политические партии и партийные системы. Минск: БГУ, 2003. 67 с.

23. Сосно В. А. Белорусские земли в составе Речи Посполитой и Российской империи // Основы идеологии Белорусского государства / Под ред. Г. А. Василевича, Я. С. Яскевич. Минск: РИВШ, 2004. С. 123–137.

24. Сташкевич Н. С. Формирование национально-государственной идеи и попытки ее реализации в Беларуси в конце XIX–начале ХХ в. // Основы идеологии Белорусского государства / Под ред. Г. А. Василевича, Я. С. Яскевич. Минск: РИВШ, 2004. С. 137–152.

25. Стром А. В. Теоретико-методологические аспекты анализа политической системы Республики Беларусь: Автореф. канд. дис. Минск, 2009. 24 с.

26. Ткачев Д. Ш. Особенности функционирования институтов и социальных сетей на постсоветском пространстве // ПОЛИС. 2006. № 1. С. 78–91.

27. Человек. Общество. Государство: Учеб. пособие: В 4 кн. / Е. В. Беляева, Г. А. Василевич, Н. Н. Ганущенко и др.; Под ред. Ю. А. Харина. Кн. 4: Человек в мире культуры. Минск: Народная асвета, 2002. 191 с.

28. Шевцов Ю. В. Объединенная нация. Феномен Беларуси. М.: Европа, 2005. 239 с.

 
« Пред.   След. »
 


РАПН - Российская ассоциация политической науки Социологический институт РАН: Сектор социологии власти и гражданского общества Журнал ПОЛИС (Политические исследования) Электоральная география . com - политика на карте Фонд ИНДЕМ Киберполитика - политика в информационном обществе
Рейтинг@Mail.ru


Журнал ПОЛИТЭКС, ©, 2005-2018
При использовании материалов сайта ссылка обязательна