Журнал ПОЛИТЭКС - ПОЛИТическая ЭКСпертиза
Главное меню
Главная
Новости
Поиск
English page
Журнал
Свежий номер
Каталог
Редакция
Контакты
Для авторов
Последние обновления
Экспорт новостей
   Главная   Новости   Поиск   English page   

Журнал ПОЛИТЭКС - политическая экспертиза

 
Протасенко С.В. Идеология франкизма - при Франко и после Печать

С. В. Протасенко

 

ИДЕОЛОГИЯ ФРАНКИЗМА — ПРИ ФРАНКО И ПОСЛЕ

 

Франкистское государство представляет собой крайне интересный феномен истории Европы XX в. Но не менее интересна идеология франкизма, на которой это государство основывалось и которая, как будет показано в статье, его пережила. Актуальность исследования состоит в том, что если франкистский режим и его политическая практика привлекают внимание ученых, то как раз проблема франкистской идеологии поныне остается сравнительно малоизученной областью. Что касается вопроса о политических силах в сегодняшней Испании, апеллирующих именно к идеологии франкизма как таковой, то автор не знает каких-либо серьезных исследований, посвященных этому в России. Изученеи франкизма представляет интерес еще и потому, что эта идеология сформировалась на основе уникального синтеза различных других правых идеологий. Целью статьи является рассмотрение формирования идеологии франкизма, причины и факторы, способствовавшие этому, а также то, как и кем франкизм представлен на политической арене современной Испании.

Режим Ф. Франко, существовавший в Испании с 1939 по 1975 г., был основан на уникальном синтезе различных правых идеологий, подобного которому практически невозможно найти в истории. Иногда франкизм ошибочно отождествляют с фалангизмом. Однако франкизм и фалангизм — вовсе не одно и то же. Фалангизм был лишь одной из составных частей идеологии франкизма наряду с другими, которые имели отнюдь не меньшее значение. Возникновение вышеобозначенного синтеза различных правых идеологий, приведшего к формированию новой идеологии — франкизма, было обусловлено историческими условиями, в которых оказалась Испания в 1936 г., и логикой событий, вызванных выступлением 17─18 июля 1936 г. правых сил этой страны против Республики Народного фронта и его леворадикальной политики. Общеизвестно, что советская и левая западная историография называла силы, выступившие против Республики, «фашистами», что, однако, не соответствует действительности. Против правительства Республики Народного Фронта в июле 1936 г. выступила широкая коалиция правых сил, из которой только «Фаланга», и то с определенными оговорками, может быть рассматриваема как фашистское движение. Остальные участники этой коалиции — монархисты-карлисты, монархисты-альфонсисты (их было особенно много среди генералов и высшего офицерства), близкие к христианско-демократическому направлению сторонники партии СЭДА, участники различных католических организаций и проч. — фашистами никак не являлись. Разнородность коалиции достаточно очевидна. Выступление этих сил против Республики не было связано с предпочтением какой-то определенной формы правления, режима, определенной политической программы, это было движение «против» — против Народного фронта и проводимой им политики, которая, по мнению его противников, вела к установлению в Испании коммунистической диктатуры.

По ряду других вопросов они имели различные взгляды. Кроме того, в отличие от Гражданской войны в России, где против большевиков выступали совершенно разнородные силы — от монархистов до эсеров, в Испании так называемый «национальный» лагерь составляли лишь силы правой направленности, которые, хотя и, как указывалось выше, имели разный взгляд на некоторые специфические вопросы, например методы своей деятельности, все же разделяли базовые философско-политические установки, что облегчало возможность их объединения. Сам Франко, возглавивший в сентябре 1936 г. силы, выступившие против Народного фронта, был человеком правых взглядов и монархистом, но не принадлежал ни к одной партии; в «Фаланге» он никогда не состоял. Однако он понял представившуюся ему возможность и провел в апреле 1937 г. Унификацию, то есть объединение фалангистов и карлистов в единую «Испанскую Традиционалистскую Фалангу» («традиционалисты» — другое название карлистов), к которым потом присоединились все остальные правые силы (см.: Garcia, 1970). С этого момента начинается деятельность Ф. Франко непосредственно как политика и идеолога.

После победы в гражданской войне Франко не стал оказывать предпочтение идеологии какого-либо из движений, вошедших в «Испанскую Традиционалистскую Фалангу», а взял из них то, что представлялось ему наиболее правильным и полезным. В декларации агентству «Юнайтед пресс» от 7 ноября 1944 г. Франко указывал, что «победа (в гражданской войне. — С. П.) не была победой (какой-либо одной. — С. П.) партии», а в речи в городе Сеговия перед ветеранами гражданской войны 19 октября 1952 г. отметил, что победа в гражданской войне была «победой всех» сил, выступивших против «Народного фронта», а потому ее плодами могут, в свою очередь, распоряжаться все (см.: Pensamiento, 1975, p. 53–54). Так для него возникла возможность синтезировать идеологии различных течений испанской правой традиции, объединив их своим именем. Новую идеологию, возникшую на их основе, таким образом, следует обозначить как франкизм.

Более четко ее суть можно понять из слов Франко, сказанных им в речи 17 июля 1956 г. в Мадриде перед Национальным советом Движения, где он, в частности, заявил: «В противовес политике, которая разрушала, необходимо начать другую, которая созидает и которая проявляется в общих принципах тех политических сил, которые с первого же часа выступили на стороне Движения и среди которых почетное место занимают Фаланга и Традиционализм, которые, мобилизовав свое руководство и организации, объединились с вооруженными силами нашей Армии. Все (“национальные”, правые. — С. П.) политические силы нации дали Крестовому походу своих лучших людей. Имена Кальво Сотело, Хосе Антонио Примо де Риверы, Прадеры, Маэсту и Мадарьяги между столькими мучениками составляют символ политического спектра, который имело Движение. Верность Богу или отличие на службе Родине были достаточным основанием для того, чтобы столько людей испытали заточение, преследования и мученичество (от рук сторонников Народного фронта. — С. П.). Реакция нации (на это. — С. П.) равным образом не могла не иметь огромного размаха, выразившегося в том, что все испанцы доброй воли объединились с энтузиазмом вокруг освободительного Движения» (см.: Pensamiento, 1975, p. 55).

На примере этой речи можно увидеть, что среди предтеч движения, чьи идеи стали составными частями идеологии франкизма, названы, например, монархист-альфонсист Х. Кальво Сотело, фалангист Х. А. Примо де Ривера, карлист В. Прадера. На основе тех или иных идей, высказанных этими или иными представителями различных правых политических течений Испании, и строилась политика франкистского периода. В социальной и экономической политике Франко сначала отдавал предпочтение идеям «Фаланги», потом — идеям католической организации «Опус Деи»; в вопросе о форме правления он предпочел общую для карлистов и альфонсистов (но не такую бесспорную для фалангистов) идею монархии; в вопросе о роли Католической Церкви Франко опирался на идейное наследие карлизма; в вопросе о престолонаследии предпочел наследника альфонсистской ветви династии Бурбонов и т. д. Так постепенно вырабатывалась новая идеология.

Характерными чертами режима Франко были: антикоммунизм, большая роль Католической Церкви и католических моральных принципов и норм в общественной и культурной жизни, монархизм (проявлявшийся не только в формальном восстановлении монархии, при которой Франко фактически стал регентом, но и в церемониальном оформлении режима; последнее было куда более пышным и соответствовавшим традиционному церемониалу испанского королевского двора, нежели нынешняя монархия Хуана Карлоса), корпоративизм, авторитарность власти, отрицание либеральной демократии, сочетание традиционных консервативных ценностей с праворадикальными методами и риторикой, приверженность концепции Испанидад Р. де Маэсту, указание на наличие сверхъестественного, духовного, измерения человеческого существования и т. д. (см.: Pensamiento, 1975; Payne, 1987; Zafra, 2004; Пономарева, 1989).

Верность не только этим базовым принципам, но и подобной политике «равновесия» Франко сохранял почти до самой своей смерти, что можно увидеть на примере состава правительств франкистского периода, которые часто обозначаются в историографии как «кабинеты равновесия», так как они всегда состояли из представителей различных правых сил Испании, выступивших против Республики в 1936 г., а затем вошедших в «Испанскую Традиционалистскую Фалангу», переименованную в конце 1940-х годов в «Национальное движение» (это еще больше подчеркнуло разнообразие франкистской коалиции, объединенной все же определенными общими принципами, которые нашли выражение в принятом в 1958 г. Законе о принципах «Национального движения») (см.: Ley de, 1958). Консенсус между различными правыми силами Испании просуществовал вплоть до смерти Франсиско Франко. Однако с его смертью франкизм не исчез, а, можно сказать, наоборот, окончательно сформировался как самостоятельная идеология.

После смерти Франко в 1975 г. правые силы в Испании пережили период дезинтеграции и дробления, вызванный в том числе решением короля Хуана Карлоса отказаться от создания особой «монархии Национального движения» путем так называемого «переустановления» («реинставрации») монархии, чего желал покойный каудильо, и превратить Испанию в обычную конституционную монархию с демократическим режимом. В стране образовался целый ряд политических партий, движений и группировок, представлявших те или иные тенденции исчезнувшего Национального движения или некие новые тенденции правого политического спектра. Самой крупной из них был «Народный альянс», организованный бывшим франкистским министром информации и туризма, выходцем из «Фаланги», М. Фрагой Ирибарне. Однако эта партия, которую некоторые исследователи и современники порой называли праворадикальной (см., например: Випперман, 2000, с. 108), позднее была переименована в Народную партию и со временем совершила радикальный сдвиг в сторону центра. Более того, сейчас эта партия стоит к центру ближе многих других правоцентристских партий Европы, например германского ХДС–ХСС или британской Консервативной партии. Среди действительно праворадикальных партий и движений первоначально самой влиятельной было созданное еще в последние годы франкистского режима движение «Новая сила», которое возглавил Блас Пиньяр. Однако спустя некоторое время оно начало терять влияние и ныне представляет собой своего рода центр пропаганды и издательство, а не политическую партию. В период с конца 70-х годов XX в. по нынешнее время в Испании появляется целый ряд новых праворадикальных партий и движений.

Праворадикальные силы современной Испании можно условно разделить на две группы. К первой относятся наследники тех правых сил, что представляли правый лагерь во времена Второй Республики и Гражданской войны — карлисты, фалангисты и др. В ней нет разве что наследников альфонсистского монархизма, так как их претендент взошел на испанский трон. Ко второй группе можно отнести ряд организаций, представляющих новый фактор на праворадикальном фланге испанской политики, например созданную по образцу французского «Национального фронта» Ле Пена партию «Национальная демократия» или созданное совсем недавно и выступающее под лозунгами социального консерватизма движение «Испанская альтернатива» (первоначально — «Национальная альтернатива»). Однако есть организации, которые можно отнести и к первой, и ко второй группе одновременно, поскольку, с одной стороны, они апеллируют к исторической преемственности, а с другой стороны, представляют собой новый самостоятельный фактор в испанской политической жизни. Речь идет о наследниках франкизма, то есть не отдельных тенденций, которые объединили франкистское государство, а именно франкизма как такового, соединившего эти тенденции вместе. Наиболее политически активными среди них являются «Испанское католическое движение» и «Испанское молодежное действие».

«Испанское Католическое движение» (Movimiento Catolico Espanol — MCE) было основано в 1981 г. Хосе Луисом Корралем. До этого 10 лет Корраль был членом международной католической организации «Легион Марии», а затем был одним из лидеров молодежной организации движения «Новая сила» Б. Пиньяра, как уже говорилось выше, наиболее известного и активного тогда движения, отстаивавшего франкистские принципы. 25 января 1982 г. «Испанское католическое движение» было зарегистрировано как политическая партия и обрело полностью легальный статус. Символом движения является зеленое знамя с изображенным на нем крестом св. Иакова (Сантьяго) красного цвета.

В октябре 1982 г. MCE впервые участвовало во всеобщих выборах в Испании, выставив в мадридском регионе 32 своих кандидата, которые не прошли в парламент. В марте 1983 г. движение стало организатором массовой манифестации против абортов в Вальядолиде, собравшей около 10 000 человек. В том же году движение выпустило собственную газету La Cruz («Крест»), впрочем, вышло всего 4 номера. 11 ноября 1984 г. состоялся Первый генеральный капитул движения, на котором Х. Л. Корраль был выбран национальным главой-основателем движения. Это событие приковало к себе внимание испанской прессы, поскольку продемонстрировало единство определенной части испанских ультраправых, в то время как фалангисты и карлисты переживали период расколов (см.: Movimiento Catolico, 2001). В 1986 г. движение вошло в «Коалицию Национального единства» наряду с партией «Национального действия» и «Фалангистским движением Испании». Но с появлением на политической арене Испании такой организации, как «Национальный фронт», который возглавил уже упоминавшийся Б. Пиньяр, MCE, как и другие праворадикальные силы Испании, переключились на поддержку этой организации. После поражений и раскола, которые претерпел «Национальный фронт» из-за внутренних разногласий и иных причин, лидеры MCE пришли к выводу, что приход к власти праворадикальных сил Испании путем выборов стал довольно проблематичным и необходимо искать иные пути деятельности.

С этой целью было создано «Испанское молодежное действие» (Accion Juvenil Espanola — AJE), являющееся сейчас наиболее активной частью «Испанского католического движения», поэтому далее речь пойдет прежде всего о нем. «Испанское молодежное действие» было зарегистрировано в 1996 г.  Национальным главой «Испанского молодежного действия», как и «Испанского католического движения», является Хосе Луис Корраль, генеральным секретарем — Роберто Сималь. Движение выступает под лозунгом «За Бога, Родину и Справедливость». Члены этого движения говорят о себе, что они — национальные католики, национал-синдикалисты, традиционные консерваторы, иными словами, франкисты. В декларации идеологических принципов AJE говорится: «Мы воспринимаем франкистов как защитников всей нашей истории, которая нашла свое высшее выражение в деле славного и эпохального Национального Крестового похода, когда все наши принципы были воплощены на практике в войне и в мире» (Ideario de AJE). Члены движения возражают против тезиса нынешних фалангистов о том, что Франко «предал» идеи «Фаланги». Х. Л. Корраль утверждает, что унификация партий во время гражданской войны, приведшая, по мнению многих фалангистов, к обезличиванию «Фаланги», была необходима, чтобы обеспечить единство сил «национального лагеря» во время гражданской войны и для обеспечения победы и укрепления национальной власти в Испании после войны. Лидер AJE утверждает, что со смертью Франко «кончилось царство Христа в Испании» (см.: Ultima Hora, 1998). Члены AJE считают, что отстаивают не партикулярный эгоизм, не произвольно сконструированные человеческие теории, но священные принципы. По их мнению, «настоящим испанским движением» может считаться только то, которое опирается на христианскую веру, испанскую традицию и национал-синдикализм.

Приверженность движения «политической траектории режима Франко» выражается в символике и атрибутах движения. Так, членами AJE используются как национальный испанский флаг, так и карлистское знамя с крестом Святого Андрея и фалангистское черно-красное знамя с ярмом и стрелами; как фалангистское приветствие поднятием руки, так и красный берет карлистов и приверженность памяти Франко. На мероприятиях AJE и MCE исполняются как национальный гимн Испании (Королевский марш), так и фалангистский (потом ставший фактически гимном франкистского государства) гимн «Лицом к солнцу» (Cara al Sol) и гимн карлистов «Ориаменди» (Oriamendi).

Члены AJE противопоставляют конституцию франкистского режима Конституции 1978 г., подвергая последнюю жесткой критике. Лидер движения Х. Л. Корраль выступает критиком идей «нового конституционного патриотизма» и «политического центра», то есть фактически как идей правоцентристской «Народной партии», так и левых партий. Конституция 1978 г. вообще является одной из основных мишеней нынешних испанских ультраправых, ибо воплощает для них средоточие социального либерализма, по их мнению, — основу многих бед современной Испании. Одной из таких бед современности, на взгляд членов «Испанского католического движения», является упадок института семьи и нравственного состояния современного испанского общества. Члены движения утверждают, что Испания сейчас переживает время морального упадка. Разводы, аборты, беспорядочная жизнь, порнография, проституция, наркомания, коррупция — вот свидетельства этому, утверждают в MCE и AJE. А государство, которое должно служить общему благу, вместо этого поощряет такой чудовищный и «дьявольский» акт, как аборты. Движение выступает убежденным противником абортов, которые, с точки зрения его членов, являются «омерзительным преступлением», ибо «ничто не может оправдать смерть невинного» (см.: http://www.ctv.es/USERS/aje/). Как уже говорилось выше, MCE с самого начала своей деятельности организовывало многочисленные манифестации против абортов,  в которых ныне объединяются как члены МСЕ и АJE, так и карлисты и фалангисты. Проблеме абортов движение придает международный масштаб. Так, AJE приветствует борьбу Республиканской партии США против абортов и осуждает деятельность Демократической партии и ее кандидатов в президенты (например, А. Гора на выборах 2000 г.) за «абортистскую программу».

В религиозной сфере MCE и AJE тяготеют к католическому традиционализму. Члены движения предпочитают посещать традиционную, так называемую Тридентскую, мессу, если имеется такая возможность, критически смотрят на реформы в Католической Церкви, проведенные на Втором Ватиканском Соборе, и на последующую за ними литургическую реформу, которая, по мнению Х. Л. Корраля, «десакрализировала» Церковь (см.: Historia de). Тридентскую мессу продолжали служить так называемые католики-традиционалисты, некоторые группы которых, например самая известная традиционалистская организация — «Братство св. Пия X», основанная архиепископом М. Лефевром, находятся в определенном конфликте с современным Ватиканом. Члены MCE и AJE предпочитают контактировать с такой традиционалистской организацией, как Институт Христа-Царя, разрешенной Ватиканом. Тридентскую мессу, которую служат в Мадриде священники «Института Христа-Царя», регулярно посещают члены MCE и AJE. Впрочем, возможно, это связано с тем, что деятельность Братства св. Пия X в Испании не так масштабна, а мессы «Института Христа-Царя», что называется, проводятся «под рукой». Однако определенные контакты с «Братством св. Пия X» все-таки есть, о чем свидетельствует ссылка на Колледж Святой Марии (Канзас, США), принадлежащий этому «Братству», на сайте AJE. Представляющим силы «революции» течениям было мало лишить церковь светской власти и ее материальных благ, было мало дехристианизировать общество, мало пресечь ее деятельность в школе, лишив ее влияния на формирование сознания, мало извергнуть всю аморальность на христианский народ, им надо было попытаться разрушить саму Церковь изнутри — этот тезис Х. Л. Корраля (см.: Historia de) также полностью совпадает с мнением последователей Архиепископа Лефевра из «Братства св. Пия X». Однако в целом позиция AJE в религиозной сфере выглядит более умеренной. Впрочем, это не касается, например, такого вопроса, как отношение к исламу.

AJE выступает против иммиграции из исламских стран, против «исламской экспансии», в том числе и потому, что ислам, по мнению членов движения, является «гедонистической» и либеральной религией (см.: Ortiz) — в отличие от традиционного католицизма, которого придерживаются члены движения! Надо сказать, что как бы ни казалось это кому-либо удивительным, подобная точка зрения имеет под собой достаточные теологические основания, так как ислам с его многоженством, довольно гедонистической концепцией рая, отсутствием монашества и целибата действительно выглядит куда либеральнее традиционного католицизма. Члены AJE говорят и о том, что ислам имеет тенденцию к «экспансии и насилию» (см.: Corral, 2001). AJE и MCE участвуют в манифестациях против постройки в некоторых городах Испании «исламских центров» (например, в Талайюеле (Эстремадура)), которые часто становятся очагами исламского экстремизма (см.: Gonzalez, 2006).

«Испанское молодежное действие» является антикоммунистическим движением и рассматривает коммунизм как «великое зло XX в.». Члены AJE считают, что король Хуан Карлос предал их, способствуя таким актам, как легализация Коммунистической партии, и тем самым фактически перечеркнул плоды победы национальных сил в гражданской войне. Именно поэтому они ставят снова на повестку дня династический вопрос. AJE подвергло критике короля Хуана Карлоса за то, что он в 2001 г. присутствовал на праздновании 14 июля во Франции, отправив участвовать в параде свою гвардию, хотя следует вспомнить, что во время Французской революции его родственник, король Людовик ХVI Бурбон, был казнен (см.: Ultimas Noticias, 2001).

Еще одной проблемой, вызывающей беспокойство AJE, является терроризм. AJE выступает за активное противодействие такой террористической организации, как «ЭТА». AJE считает, что террористы «ЭТА» заслуживают не иначе как смертной казни. По мнению членов AJE, политика центристского правительства А. Суареса и правоцентристского правительства Х. М. Аснара по противоборству с «ЭТА» неэффективна. Понятно, что политика нынешнего социалистического правительства Х. Л. Родригеса Сапатеро в отношении «ЭТА» вызывает еще большее неприятие.

MCE и AJE не остаются в стороне и от процессов, происходящих в международной жизни, особенно тех, что затрагивают проблемы, связанные с правыми силами других стран. MCE и AJE активно выступали в защиту генерала Аугусто Пиночета во время его ареста в Великобритании в 1998 г. AJE, как и многие члены британской Консервативной партии, например М. Тэтчер, и различных правых организаций Испании, Великобритании и Чили заявило, что арест был спровоцирован социалистами, проводниками желаний которых были испанские судьи Гарсон и Кастельон (см.: Ultima hora, 1998), и являлся «местью» человеку, спасшему Чили от коммунизма. Х. Л. Корраль удивлялся тому, что Фидель Кастро, действия которого привели ко многим жертвам, находившийся во время ареста Пиночета в Европе, арестован не был. Кроме того, лидер AJE напоминал, что в самой Испании на свободе находятся такие люди, как бывший глава испанской Компартии Сантьяго Каррильо, на совести которого множество жертв. Он удивлялся и позиции испанского правительства «Народной партии», которая не препятствовала деятельности Гарсона и Кастельона. В дни дипломатического кризиса вокруг Пиночета AJE призывало к его освобождению. По мнению Корраля и его единомышленников, Пиночет — «мировой антикоммунистический герой» (см.: Ultima hora, 1998). После смерти А. Пиночета в декабре 2006 г. Движение отдало ему дань уважения в своем издании, повторив еще раз, что они считают его человеком, который спас свою страну от хаоса, царившего при «правительстве масона и социалиста Альенде», и от надвигавшейся… опасности коммунизма, смог превратить ее в самую процветающую страну Южной Америки (см.: Ultimas Noticias, 2006). «Масонство и коммунизм», мутировавшие в «прогрессизм», утверждается в заявлении AJE по случаю кончины Пиночета, решили унизить генерала, обрушив на него поток обвинений, и тем самым отомстить ему. Однако генерал умер свободным. «Генерал Пиночет. С нами!» (“General Pinochet. Presente!”), — таким традиционным франкистским восклицанием оканчивается сообщение (см.: Ultimas Noticias, 2006).

Во время президентских выборов во Франции в 2002 г. члены AJE выступили с поддержкой кандидата от «Национального фронта» Ж. М. Ле Пена. После этого движение усилило контакты с французскими ультраправыми (с «Национальным фронтом», с движением «Христианство, Солидарность» Б. Антони и др.). Во Франции побывало несколько делегаций движения, которые участвовали в том числе в ежегодном мероприятии «Национального фронта» у памятника Жанне д'Арк. AJE имеет контакты и с французскими монархистами. Кроме того, проходят встречи с ветеранами различных праворадикальных движений прошлого. Так, представители AJE встречались с ветеранами Итальянской Социальной республики («республики Сало»). Совместно с другими ультраправыми и с участием Б. Пиньяра и гостей из Румынии недавно прошла манифестация у монумента Моте и Марину — членам румынской «Железной гвардии» капитана Кодряну, которые воевали во время гражданской войны в 1936–1939 гг. на стороне франкистов и погибли в Испании.

Но MCE и AJE положительно смотрят отнюдь не на все радикальные силы Европы, противостоящие господствующей либерально-демократической системе. Они отрицают возможность какого-либо сотрудничества с левыми радикалами, национал-коммунистами, неоязычниками и т. п. Члены «Испанского молодежного действия» говорят о том, что они остались верны идеалам франкизма. Хотя они принимают участие в различных мероприятиях с другими движениями, которые могут иметь одинаковые с ними символы, — они с ними не то же самое. Они не будут самими собой, заявляет Х. Л. Корраль от лица AJE, если не будут почитать Иисуса Христа как Царя народов (см.: Corral, 1999). Они не будут самими собой, если будут считать Франко не «данным провидением Каудильо Испании», который выиграл войну и привел к миру, а будут обвинять его в гибели Х. А. Примо де Риверы и разрушении «Фаланги» и карлизма, и вообще во всех бедах, которые обрушились сейчас на Испанию. Они не будут самими собой, если будут рассматривать 18 июля 1936 г. не как историческую дату начала национальной революции, основанной на испанской традиции, «воплотившей в полной мере политические принципы национал-синдикализма и традиции», а будут рассматривать объединение этих идеалов властью во главе с Каудильо как незаконное злоупотребление. Они не будут самими собой, если будут считать, что не имеют ничего общего с этим восстанием и с этой победой, а будут считать, что были «обмануты», что они были началом разрушения идеалов участвовавших в них движений; и что равнозначные преступления совершались как «красными», так и националистами, а Франко был «убийцей». Они не будут самими собой, если будут ближе к анархистам, нежели к традиционалистам; или будут восхищаться Че Геварой и другими марксистскими лидерами, или исламизмом, или язычеством. Из-за того, что некоторые иные группы используют такие же символы, неосведомленные люди смешивают их с АJЕ. Однако то, что они используют, например, орла, который был изображен на гербе франкистской Испании, но в то же время отрекаются от 20 ноября и проч., говорит о другом. Конечно, когда они противостоят терроризму «ЭТА», как и мондиализму, это делает их ближе к AJE.

Однако, проводя аналогию, пишет Х. Л. Корраль, то, что протестанты говорят о Боге, используя Его слова, не делает их католиками (см.: Corral, 1999)! Наоборот, быть католиком означает исповедовать символ веры во всей своей полноте без изъятий. Во время выборов союз также возможен только с теми, кто на самом деле разделяет те же основные принципы, что и AJE. В качестве иллюстрации к вышесказанному можно привести следующий пример. AJE и MCE выступили с осуждением радикальной организации «Европейская альтернатива», которая участвовала в различных мероприятиях совместно с крайне левыми, национал-коммунистами, язычниками, национал-большевиками, и ее орган, газету Tribuna de Europa, за апологию Бакунина, Ленина, Мао и Троцкого, которых та превозносила в качестве борцов «антисистемы» (см.: Ultima hora, 1998). AJE осуждает тех фалангистов, которые голосуют за левых в знак протеста, поскольку это означает, указывают в AJE, поддержку протагонистов и наследников республики со всеми ее грабежами, разрушениями и убийствами, «о чем левые никогда не сожалели». Левые, по мнению Корраля, не имеют ни Бога, ни Закона Божьего, добро и зло у них зависит от их капризов, теорий и интересов. Члены AJE говорят, что они не имеют ничего общего с теми, кто голосуют за признающих своим символом Че Гевару, или с теми, кто объявляет себя национал-большевиками, опираясь якобы на наследие Р. Ледесмы Рамоса. AJE сотрудничает с различными движениями, организациями, ассоциациями и издательствами лишь правой направленности. AJE считает важным наличие своих отделений в регионах Испании. Такие отделения уже существуют во многих городах и провинциях; постоянно открываются новые отделения, что свидетельствуют об определенной популярности идей движения. Сейчас, если судить по данным на вэб-странице движения, AJE имеет отделения в таких регионах Испании, как Кастилия, Эстремадура, Арагон, Астурия, Андалусия…

Стратегия движения состоит в том, чтобы организовать большое движение национальных сил. Основную ставку в своей деятельности по привлечению сторонников «Испанское католическое движение» делает на молодежь, для чего и было создано «Испанское молодежное действие», которое ныне является наиболее активной частью этого движения. Все альянсы праворадикальных сил в Испании, организованные в последнее время для выборов, такие как «Испанский национальный фронт» и др., терпели поражение и разваливались. Поэтому целью объявляется подготовка почвы для построения единого национального испанского движения. С целью последующего завоевания политической власти, которая, конечно же, как заявляется в одной из публикаций AJE, в перспективе является главной целью движения (см.: Accion). В 2008 г. «Испанское католическое движение» впервые после многолетнего перерыва приняло участие во всеобщих выборах в испанский парламент, выставив своих кандидатов на выборах в Сенат и получив число голосов, сравнимое с числом поданных голосов за кандидатов других праворадикальных сил Испании, а кое-где и превосходящее их (см.: Ministerio, 2008). Этот факт говорит об активизации этого движения. Возможно, она вызвана в том числе и радикально анти-франкистской политикой социалистического правительства Родригеса Сапатеро.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что франкизм как идеология не канул в Лету со смертью Франко, а, наоборот, как это ни парадоксально звучит, фактически стал настоящей идеологией именно после нее. Ведь если при жизни Каудильо он был лишь, так сказать, идеологией режима, его политическим оформлением, то теперь он стал именно политической идеологией, способной, что можно проследить на примере «Испанского католического движения» и «Испанского молодежного действия», конкурировать с другими идеологиями праворадикального поля. Иными словами, при жизни Франко франкизм был политической практикой, после его смерти он стал идеологией. Подобный вывод, конечно, не бесспорен и требует более обстоятельного, объемного и всестороннего исследования в дальнейшем. 

 

Литература

Випперман В. Европейский фашизм в сравнении, 1922–1982. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. 230 c.

Пономарева Л. В. Испанский католицизм XX века. М.: Наука, 1989. 284 c.

Accion Politica. // Curso Basico de Formacion impartido por Jose Luis Corral // http://perso. wanadoo.es/ mce-aje/Accion%20Politica.htm

Corral J. L. Apostillas de Jose Luis Corral // Apostillas 1999 // http://perso. wanadoo.es/mce-aje/Apostillas1999.htm

Corral J. L. Apostillas de Jose Luis Corral. // Apostillas 2001 // http://perso. wanadoo.es/mce-aje/apostillas%202001.htm

Garcia Venero M. Historia de Unificacion (Falange y Requete en 1937). // Agesa, Madrid, 1970. - 260 p.

Gonzalez C., Democracia Nacional comienza en Talayuela una campana xenofoba. En unos panfletos asegura que “el Islam no es constitucional”. //  “El Periodico”, Extremadura, 31. 12. 2006 // http://www.elperiodicoextremadura.com/noticias/noticia.asp?pkid=277816

Griffiths R. Fascism // Continuum. London; New York, 2005. 165 p.

Historia de la Iglesia. Curso Basico de Formacion impartido por Jose Luis Corral // http://perso.wanadoo.es/mce-aje/Historia%20Iglesia.htm

http://www.ctv.es/USERS/aje/

Ideario de Accion Juvenil Espanola. // http://www.ctv.es/USERS/aje/#favoritos

Ley de Principios del Movimiento Nacional de 1958 // http://www.cervantesvirtual. com/servlet/SirveObras/02449421981244052976613/index.htm

Ministerio de Interior de Espana. Direccion General de Politica Interior. Formaciones politicas inscritas. // http://www.mir.es/DGPI/Partidos_Politicos_y_Financiacion/Registro_Partidos_ Politicos/registro_partidos_politicos.html

Ministerio de Interior de Espana. Elecciones a Cortes Generales 2008. Resultados provisionales. Senado // http://www.generales2008.mir.es/99SN/FTOP.htm

Movimiento Catolico Espanol. Fe y Patria! 1981-2001. 20 anos de historia. // 2001 // http://perso.wanadoo.es/mce-aje/

Ortiz J. El Islam // http://perso.wanadoo.es/mce-aje/EL%20ISLAM%20-%20Por%20Jesus%20Ortiz.htm

Payne S. G. El regimen de Franco // Alianza Editorial, Madrid, 1987. 682 p.

Pensamiento politico de Franco. Tomo I-II. // Ediciones del Movimiento, Madrid, 1975. 1019 p.

Ultima hora // Noviembre 1998. http://ajeantigua.iespana.es/

Ultima hora // Octubre 98. http://www.ctv.es/USERS/aje/ Дата обращения — апрель 2000 г.

Ultimas Noticias // Julio 2001. http://ajeantigua.iespana.es/

Ultimas Noticias // Noviembre-Deciembre 2006. http://www.ctv.es/USERS/aje/ noviembre06.htm

Zafra Valverde J. El sistema politico en las decadas de Franco // Grafite Ediciones S. L., Madrid, 2004. 515 p.

 
« Пред.   След. »
 


РАПН - Российская ассоциация политической науки Социологический институт РАН: Сектор социологии власти и гражданского общества Журнал ПОЛИС (Политические исследования) Электоральная география . com - политика на карте Фонд ИНДЕМ Киберполитика - политика в информационном обществе
Рейтинг@Mail.ru


Журнал ПОЛИТЭКС, ©, 2005-2018
При использовании материалов сайта ссылка обязательна