Журнал ПОЛИТЭКС - ПОЛИТическая ЭКСпертиза
Главное меню
Главная
Новости
Поиск
English page
Журнал
Свежий номер
Каталог
Редакция
Контакты
Для авторов
Последние обновления
Экспорт новостей
   Главная   Новости   Поиск   English page   

Журнал ПОЛИТЭКС - политическая экспертиза

 
Тулупов Д.С. Современная политика "Датской народной партии" в отношении иммигрантов Печать

Д. С. Тулупов

 

СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИКА «ДАТСКОЙ НАРОДНОЙ ПАРТИИ» В ОТНОШЕНИИ ИММИГРАНТОВ

 

Место «Датской Народной партии» в партийно-политическом спектре страны.

Датский партийно-политический спектр можно условно разделить на два эшелона, принадлежность к которым определяется политической «весовой категорией» каждой партии. В первом эшелоне располагаются партии-лидеры, борющиеся за право формировать кабинет министров: «Венстре», «Консервативная народная партия» (КНП) и «Социал-демократическая партия Дании» (СДПД). Второй эшелон занимают «партии поддержки»: «Новый альянс» и «Радикальные Венстре» (по политическим преференциям занимают двойственную позицию: либо «Венстре», либо СДПД), «Датская Народная партия» (ДНП больше тяготеет к «Консервативной народной партии» в силу схожести позиций по вопросам о снижении налогов, общественным ценностям и т. д., однако партия готова на компромисс и с «Венстре») и «Социал-народная партия» (традиционно оказывает поддержку СДПД).

Между датскими партиями всегда сохраняется запасное поле для взаимодействия. Разногласия между ними могут быть очень серьезными, но лишь по некоторым вопросам или группам вопросов. При наличии очевидных преимуществ для обеих сторон конкурирующие партии могут прийти к взаимному соглашению в достаточно короткие сроки. Так, при всей напряженности в отношениях между СДПД и ДНП через 10 дней после выборов 23 ноября 2007 г. между лидерами этих двух партий — Хелле Торнинг-Шмидт и Пиа Кьерсгор — было заключено соглашение о сотрудничестве в оказании давления на либерально-консервативную коалицию с целью увеличения размеров окладов государственным служащим (см.: Alliance mellem, http://jp.dk/indland/indland_politik/article1180534.ece). Заключенный союз называют историческим, потому что он, во-первых, существенным образом ослабляет и без того пошатнувшиеся позиции Радикальных Венстре (в качестве союзника СДПД). Во-вторых, сближение «партии поддержки» правительства с оппозиционной СДПД наверняка было предпринято Пиа Кьерсгор для оказания более ощутимого давления на кабинет А.-Ф. Расмуссена.

Возникшая напряженность между Венстре и Датской Народной партией и поиск последней новых союзников объясняется нежеланием «Венстре» и «Консерваторов» допустить присутствие в составе правительства даже одного представителя от ДНП (см.: Fogh, http://jp.dk/ indland/indland_politik/article1168686.ece). Именно такое заявление сделал А.-Ф. Расмуссен на следующий день после выборов 14 ноября 2007 г.

ДНП всегда делает особый акцент на своей приближенности к датскому народу, ко всем его слоям. Так, в своем обращении накануне оглашения официальных результатов выборов 13 ноября 2007 г. Пиа Кьерсгор заявила следующее: «ДНП еще более окрепла… В то время как другие резко меняли курс на 180 градусов, ДНП не отступала. Пока они произносили элитарные речи, мы разговаривали с датским народом на его языке. Действительно, мы должны быть вместе — несмотря ни на что» (Jepsen, http://jp.dk/arkiv/?id=1167904). И, как показывают результаты выборов, стратегический упор на «народность» партии был изначально очень правильным. В подтверждение приведем следующее свидетельство. По результатам исследований Копенгагенского университета и Высшей школы экономики Копенгагена, проведенных в сентябре 2007 г., наибольшим уровнем доверия (почти 100%) пользовалась Маргарете Вестэйер, лидер партии «Радикальных Венстре» (наряду с Бентом Бентсеном, лидером консерваторов), а минимальным — Пиа Кьерсгор (см.: Vi stoler mest på Vestager, 2007).

Однако по итогам выборов именно «Радикальная Венстре» потерпела сокрушительное поражение, потеряв по сравнению с 2005 г. восемь мест в парламенте. Но по результатам тех же исследований, Пиа Кьерсгор была признана самым харизматичным лидером среди избирателей, на втором месте после нее — лидер недавно созданной партии «Новый альянс» — Назер Хадер. При этом, как мы уже говорили, ДНП увеличила свое присутствие в фолькетинге на один мандат. Хотя не лишним будет заметить, что успех ДНП определяется не только харизматичностью, но вовлечением и вкладом партии во все знаковые внутриполитические решения правительственной коалиции.

Приведенные материалы позволяют сделать вывод, что приоритеты датских избирателей в отношении конкретных партий определяются в большей степени выдающимися личными качествами их лидеров, в том числе харизматичностью, что, безусловно, способствует успеху Пиа Кьерсгор. В то же время высокий уровень доверия или убедительность доводов партийных функционеров не означают максимальную вероятность успеха непосредственно на выборах. В подтверждение можно привести высказывание политического обозревателя Хенрика Квортрупа: «Для Пиа Кьерсгор наиболее важно добиться больших успехов в плане харизматичности. ДНП нужен такой лидер, который “бьет в десятку”, способный разрешать вопросы, жизненно важные для партии… А так как «Радикальная Венстре» делает все возможное, чтобы не иметь ничего общего с народным движением, убедительные, хорошо аргументированные выступления их руководителя  воспринимаются избирателями как скучные и утомительные» (Ældre dumper, 2007).  

 

Политическая деятельность «Партии прогресса» и «Датской народной партии» в период с 1970 по 2005 г.

Данию, как и остальные страны Скандинавского региона, принято считать хрестоматийным примером подлинной демократии и социальной справедливости. Все же сегодня многие политические обозреватели, да и сами политики, как в Дании, так и вне ее пределов, указывают на все более очевидные экстремистские и право- радикальные тенденции. В современной Дании главным и самым мощным источником такого рода проявлений является «Датская народная партия» (ДНП) — Dansk Folkeparti. Она возникла в 1995 г. (см.: Valgets ABC, http://politiken.dk/politik/article404095.ece) в качестве преемника «Партии прогресса» (Fremskridtsparti) — партии, которая с момента своего возникновения в начале 1970-х годов и вплоть до 1994 г. была единственным весомым игроком праворадикального фланга партийно-политического спектра Дании.

Партия прогресса формировалась вокруг харизматичного лидера Могенса Глиструпа, адвоката по образованию, который в 1991 г. был вынужден уйти с поста председателя партии из-за принципиального расхождения во взглядах со своими ближайшими соратниками (см.: История Дании, 1998), в числе которых была, кстати, и будущий лидер «Датской народной партии» Пиа Кьерсгор. Последний раз Партия прогресса выступала на парламентских выборах в 1998 г., а в настоящее время ее деятельность ограничивается анти-иммигрантской агитацией и пропагандой. Заявления активистов партии по поводу иммигрантов из мусульманских стран рассматривают как даже более крайние, чем те, которые исходят от ДНП. Так, в отчете Европейского Центра мониторинга расизма и ксенофобии (EUMC) по Дании, опубликованном 23 мая 2003 г., приведены выступления деятелей «Партии прогресса» на ежегодном съезде в г. Биллунд со следующими высказываниями: «Единственная разница между Мухаммедами и крысами в том, что крысы не получают социальных пособий» или «Я счастлив быть расистом! Нам нужна Дания без Мухаммеда» (EUMC, 2001, p. 14).

После учреждения ДНП под руководством Пиа Кьерсгор началась активная подготовительная работа к парламентским выборам, которая вскоре принесла ощутимые результаты. Свое «боевое крещение» ДНП приняла на выборах в фолькетинг 11 марта 1998 г. и сразу же взяла хороший старт, получив 13 мест в парламенте (Election Resources, http://www.electionresources.org/dk/folketing.php?election=1998).

Вначале многие сомневались в способности ДНП работать совместно с такими серьезными игроками, как «Венстре» («Либеральной партией»), «Консервативной народной партией» или даже социал-демократами, и адаптировать свои требования к позиции «старших партнеров». Наиболее скептически настроенные комментаторы называли ДНП «не обученной нормам вежливости» — nicht salonfähig (Pedersen, 2005, p.1102). Однако Пиа Кьерсгор со своими коллегами по партии доказала обратное. На следующих выборах в фолькетинг 20 ноября 2001 г. ДНП увеличила присутствие в нем до 22 мандатов. ДНП с этого момента стала партнером нового либерально-консервативного правительства, обеспечивая большинство в парламенте для принятия законов в парламенте.

Пойдя по пути «контрактной политики» (contract politics), правительственная коалиция совместно с «Датской народной партией» достигла значительных успехов (подготовка и начало осуществления ряда реформ). Главным для ДНП стало то, что она добилась максимального ужесточения иммиграционной политики — ключевого положения своей идеологической программы. Более того, на следующих парламентских выборах 8 февраля 2005 г. ДНП удалось закрепить и развить достигнутый успех — задачу, с которой не смогли справиться австрийские и нидерландские коллеги («Австрийская народная партия» (FPŐ) и «Список Пима Фортуйна» соответственно), увеличив присутствие в фолькетинге еще на два мандата. В этой связи немаловажно и то, что ДНП обладает, пожалуй, самой обширной рабочей программой (в сравнении с другими партиями), которая прописывает позицию партии по максимально широкому спектру актуальных внутри- и внешнеполитических проблем Дании.

Таким образом, с 2001 г. ДНП обладает третьей по численности фракцией в фолькетинге. Главным достижением ДНП стало то, что она получила официальный статус младшего партнера правительственной коалиции или, как это принято говорить в датском политическом лексиконе, — «партии поддержки» (støtteparti). Предшественником ДНП в роли младшего партнера коалиционных кабинетов долгое время была партия «Радикальная Венстре» (De Radikale Venstre)[1]. Теперь это — партия меньшинства, которая пытается вернуть утраченные позиции, но безуспешно.  

Проблемы иммиграции в политике «Датской народной партии» до и после парламентских выборов 13 ноября 2007 г.

Ядром предвыборной агитационной кампании «Датской народной партии» на ноябрьских выборах 2007 г. снова, как и в 2001 и 2005 гг., стал вопрос о положении иммигрантов в датском обществе, способ разрешения которого выражался в лозунге «Дания для датчан!» Анти-иммигрантская риторика выступлений Пиа Кьерсгор была прямой и бескомпромиссной. Отвечая на вопросы читателей газеты «Юлландс-Постен», она подчеркнула, что «Дания не должна быть ни мусульманской, ни мультиэтничной страной. Если говорить о сохранении сплоченности общества, то необходима настоящая интеграция в сочетании с низким наплывом иммигрантов» (Pia Kjærsgaard, http://jp.dk/arkiv/?id=1163046).

В ходе предвыборной кампании ДНП была задействована и тема карикатур на пророка Мухаммеда. Его изображение, взятое из древнего памфлета, написанного Александром Россом в 1683 г., стало фоном одного из плакатов партии с лозунгом: «YTRINGSFRIHED ER DANSK, CENSUR ER DET IKKE» — «Свобода мнения — это по-датски, цензура — не для нас», «VI STÅR FAST PÅ DE DANSKE VÆRDIER» — «Мы отстаиваем датские ценности». Со стороны мусульманских кругов за пределами самой Дании последовала незамедлительная негативная реакция. По мнению Великого муфтия Иерусалима, шейха Хуссейни, использование изображения пророка Мухаммеда на агитационном плакате «нецивилизованно» и «исполнено ненависти». Поэтому он призвал все арабские государства высказать свою критику в адрес ДНП (Foighel, http://politiken. dk/politik/article409111.ece). Одной из первых на призыв муфтия отреагировала «Бригада мучеников Аль-Аксы», которая предупреждала Пиа Кьерсгор о возможных действиях со стороны ее членов. При этом Кьерсгор категорически отвергла призывы палестинских боевиков отказаться от использования изображения пророка (см.: Palæstinensisk terrorgruppe, http://politiken.dk/politik/article417618.ece). Характерен тот факт, что премьер-министр Андерс-Фог Расмуссен негативно отреагировал на угрозы в адрес Кьерсгор и заявил, что политику будет предоставлена охрана — немаловажный показатель отношения лидера ключевой на сегодня партии в стране к инициативам своего партнера по коалиции.

Нагнетание негативного восприятия мусульман происходило и из-за инициативы кандидата в депутаты парламента от ДНП Мортена Мессершмидта, который предложил изолировать иммигрантов или беженцев, имеющих криминальное прошлое, от датского общества. Такая инициатива (кстати, высказанная еще в 2000 г. министром по социальным вопросам от СДПД Карен Есперсен), по мнению Мессершмидта, смогла бы качественно улучшить процесс интеграции «новых датчан» в датское общество, снизить криминогенную обстановку в гетто, где проживают иммигранты (см.: Findalen, http://politiken.dk/politik/article421391.ece). В упомянутом предложении нас интересует его смысловая нагрузка: ДНП в преддверии выборов еще раз подчеркнула свою позицию, высказывавшуюся и ранее о том, что понятия «преступность» и «иммигранты» являются идентичными. В своей антиимигрантской кампании ДНП опирается на политико-правовые рычаги давления: активное лоббирование своей позиции при разработке и принятии законов и подзаконных актов, так или иначе затрагивающих вопросы правового положения, широкая пропагандистская кампания среди населения Дании — в первую очередь через Интернет — и медиа-ресурсы.

 

Политическая борьба вокруг проблемы иммиграция в современной Дании.

Сегодня в Дании споры между партиями и группами интересов по вопросу об иммиграции разворачиваются как в политическом и культурном измерениях, так и в экономическом. Главной ценностью датского общества являются его восприимчивость, чувствительность и, если можно так сказать, интерактивность по отношению к практическим инициативам и программам политических партий. В этом смысле его можно сравнить с чутким камертоном, улавливающим малейшие девиации и незамедлительно на них реагирующим. Ни одна из партий не будет принимать каких-либо существенных шагов, не пропустив теоретическое содержание своего будущего шага через призму внимания избирателей. Для датских политических партий и групп интересов вопрос об иммиграционной политике — пограничный, находящийся на стыке внутренней и внешней политики, поэтому данному вопросу уделяется особое внимание.

Отметим, что сегодня доля иммигрантов составляет 7% от общего числа жителей Дании, а к 2020 г. прогнозируется прирост этой доли до 13–14% (см.: Roseveare, Jorgensen, 2005, p. 6). Многие датские исследователи отмечают очевидные перегибы как в системе общественного восприятия, так и на национальном рынке труда, которые чрезвычайно осложняют процесс интеграции иммигрантов. Так, по мнению Кирстена Симонсена из Университета Роскильде, сегодня в датском обществе господствует культурный расизм — концепция, подразумевающая отторжение и неприятие ценностей иммигрантов, исповедующих ислам, поскольку они по природе своей враждебны датским культурным традициям. Отсюда для датчан врагами датской культуры представляются не только сами иммигранты (мусульмане), но и политические элиты, которые их покрывают (Simonsen, 2004, p. 360). Пиа Юстсен подчеркивает тотальное господство расовой дискриминации при приеме на работу иммигрантов из мусульманских стран (как в государственном, так и в частном секторе), что выражается в невозможности для соискателей из иммигрантской среды доказать свою профпригодность наравне с коренными датчанами (Justesen, 2003, p. 3–4).

Итак, в социальном сознании датчан имеется устойчивое представление о том, что натурализация мусульманских иммигрантов возможна только путем безоговорочного принятия всех без исключения ценностей датского общества в ущерб культурным и религиозным ценностям, которые исповедуют сами иммигранты. Подобное восприятие не в меньшей степени поощряется политикой ДНП.

 

Привлечение иностранных высококвалифицированных специалистов. Аргументы «за» и «против».

Обеспечение экономического роста в современной Дании сопряжено с ощутимой нехваткой высококвалифицированных трудовых ресурсов, изыскание которых становится sine qua non как для государственного, так и для частного сектора. Исходя из этого встает вопрос о привлечении иностранной рабочей силы, потребность в которой очевидна (см.: Nu er der også brug, http://jp.dk/arkiv/?id=105063).

На одном из сентябрьских заседаний фолькетинга премьер-министр А.-Ф. Расмуссен предложил ускорить процесс разработки двух ключевых систем, регулирующих вопросы использования иностранной рабочей силы. Во-первых, системы упорядочивания категорий иностранных рабочих, которых датские работодатели могут нанимать на работу. Во-вторых, системы green-card для высокообразованных иностранцев, регулирующей всю процедуру их приезда и проживания в Дании. Большинство партий в фолькетинге высказались в поддержку инициативы премьер-министра (см.: Pittelkow, http://jp.dk/arkiv/?id=1139865).

Такая инициатива А.-Ф. Расмуссена соответствует общей линии, которой придерживается Еврокомиссия (ЕК) по данному вопросу. 23 октября ЕК огласила ряд предложений по разработке механизмов, облегчающих доступ квалифицированной рабочей силы на европейский рынок труда, посредством введения общеевропейской green-card, предоставляющей вид на жительство и право на работу. При этом эксперты ЕК ссылались на положительный опыт Австралии и Канады, где соответственно 9,9 и 7,3% от общего числа занятых граждан составляют высококвалифицированные иностранные специалисты, а в масштабах ЕС доля иностранных специалистов от общего числа граждан стран-членов, по их расчетам, должна составлять примерно 1,72% (см.: EU vil tiltrække, http://jp.dk/arkiv/?id=1139865).

Возвращаясь к перспективам более широкого наплыва иностранных специалистов в Данию, следует заметить, что этот вопрос только вынесен на обсуждение, а нынешний оптимистичный сценарий систематического «заимствования» квалифицированной рабочей силы из других стран встречает сопротивление внутри механизма государственного управления. Позиция противников массового привлечения иностранцев обусловливается уже не анти-иммигрантскими настроениями, а соображениями социально-экономической эффективности данных мер. К июню 2007 г. уровень безработицы среди граждан Дании достиг рекордно низкого уровня за последние 11 лет — 3,3% населения (90,5 тыс. человек) (Rekordlav ledighed truer velfærdsløfter, 2007, S. 18). По оценкам Оле Стин Ольсена из Датской торговой палаты (DanskErhverv), на внутреннем рынке труда как раз можно было бы создать дополнительно 90 тыс. рабочих мест для собственных граждан (см.: Dansk Erhverv, http://jp.dk/arkiv/?id=1107765). Так как частные предприниматели и государственные предприятия испытывают недостаток в рабочей силе, то они должны сделать все, чтобы в первую очередь больше безработных датчан смогли воспользоваться открытыми вакансиями. Такие аргументы актуальны, поскольку сейчас в Дании реализуется целый ряд реформ (прежде всего, в образовании), направленных на совершенствование уровня подготовки молодежи в школе и вузах, и, следовательно, более широкого слоя отечественных специалистов и ученых, который должен стать катализатором экономического роста. Именно поэтому заимствование внешних интеллектуальных ресурсов воспринимается его противниками как препятствие ходу реформ и как неуместное предоставление преференций иностранцам в ущерб датским специалистам.

 

Заключение.

Таким образом, на основании вышеизложенных и проанализированных фактов и политических тенденций, можно сделать следующие выводы. «Датская народная партия» на сегодня является единственной праворадикальной партией на политической арене Дании, которая обладает мощным ресурсом влияния на принятие политических решений, так как за ДНП официально закреплен статус «партии поддержки» правящей либерально-консервативной коалиции. «Партия Прогресса», родоначальник правого радикализма и экстремизма в послевоенной Дании, в наши дни не играет никакой существенной роли в соперничестве политических партий, однако остается важным источником «подогревания» острых проблем, связанных с иммигрантами из мусульманских стран.

«Датская народная партия» сумела на протяжении всего времени своего участия в политической жизни страны закрепиться и развить успех, поступательно увеличивая свое присутствие в парламенте с 13 мест в 1998 г. до 25 мест в 2007 г. Ядро ее идеологической программы — борьба с иммиграцией. ДНП сумела правильно выстроить свою политику обоснования того, что иммигранты (из мусульманских стран) есть социальный рудимент, от которого датскому обществу необходимо избавиться как можно быстрее. Благодаря последовательности ДНП проблема иммиграции достигла наиболее высокой степени актуализации, а внимание к ней как со стороны политической элиты, так и со стороны простых датчан не только не ослабевает, но постоянно усиливается. Конечно, надо отметить, что успех ДНП (во всех смыслах) во многом обусловлен и личностью ее руководителя — Пиа Кьерсгор, которая, по результатам опросов избирателей, является самым харизматичным политиком Дании. В датском обществе преобладает представление о том, что натурализация мусульманских иммигрантов возможна только путем безоговорочного принятия всех без исключения ценностей датского общества в ущерб культурным и религиозным ценностям, которые исповедуют сами иммигранты. Подобное восприятие не в меньшей степени поощряется политикой ДНП.

 

Литература

История Дании. XX век. М.: Наука, 1998.

Ældre dumper Pia K. på troværdighed – Indland / Berlingske Tidende, Nr. 260, Uge38, lørdag, 22 September 2007.

Alliance mellem Thorning og Pia K. / Jullands-Posten // http://jp.dk/indland/indland_politik/article1180534.ece, 23 November 2007.

Dansk Erhverv: Også danske ledige skal i job /Jullands-Posten // http://jp.dk/ arkiv/?id=1107765 — 3 Oktober 2007.

Election Resources – Denmark // http://www.electionresources.org/dk/folketing.php?election=1998

EU vil tiltrække højt uddannede indvandrere / Jullands-Posten // http://jp.dk/arkiv/ ?id=1139865 — 23 Oktober 2007.

EUMC — Anti-Islamic reactions in the EU after the terrorist acts against the USA. Country Report – Denmark. // European monitoring centre on racism and xenophobia, 12th September - 31st December 2001. P. 14.

Findalen J. T. Messerschmidt vil isolere kriminelle indvandrere / Politken // http://politiken.dk/politik/article421391.ece — 6 November 2007.

Fogh: Ikke plads til DF i regeringen / Jullands-Posten // http://jp.dk/indland/ indland_politik/article1168686.ece, 14 November 2007.

Foighel H. Stormuftien af Jerusalem fordømmer DF / Politiken // http://politiken.dk/ politik/article409111.ece — 30 Oktober 2007.

Jepsen A. A. Kjærsgaard: DF er styrket / Jullands-Posten // http://jp.dk/arkiv/ ?id=1167904 – 13 November 2007.

Justesen P. Equality for Ethnic Minorities — International and Danish Perspective // International Journal on Minority and Group Rights. 2003. Vol. 10. P. 3–4.

Nu er der også brug for indvandrerne / Jullands-Posten // http://jp.dk/ arkiv/?id=105063 — 22 August 2007.

Palæstinensisk terrorgruppe advarer DF / Politken // http://politiken.dk/politik/ article417618.ece — 4 November 2007.

Pedersen K. The 2005 Danish General Election: A Phase of Consolidation // West European Politics. Vol. 28. Issue 5. November 2005. P. 1102.

Pia Kjærsgaard svarer læserne — Folketingetsvalg 2007 / Jullands-Posten // http://jp.dk/arkiv/?id=1163046 — 11 November 2007.

Pittelkow R. Indvandringsdebat / Jullands-Posten // http://jp.dk/arkiv/?id=1139865 — 19 September 2007.

Rekordlav ledighed truer velfærdsløfter — Politik/Økonomi // Børsen, Nr.168, Årgang 112, Fredag/Søndag, 31 August 2007, Side 18.

Roseveare D., Jorgensen M. Migration and Integration of Immigrants in Denmark / OSCE Economics Department. Working Papers. 2005. N 386. 8 September. P. 6.

Simonsen K. Europe, National Identities and Multiple Others // European Urban and Regional Studies. 2004. Vol. 11. Issue 4. P. 360.

Valgets ABC – Folketingetsvalg 2007 / Politiken, http://politiken.dk/politik/article404095.ece, 25 Oktober 2007.

Vi stoler mest på Vestager og mindst på Kjærsgaard – Indland / Berlingske Tidende, Nr. 259. Uge 38. Fredag. 21 September 2007.



[1] Важно отметить, что, несмотря на свое название, в программе этой партии нет ни одного пункта, который бы хоть как-то подпадал под определение «радикальный». Напротив, эта партия, основанная в 1915 г., — старый представитель умеренного либерального крыла. Поэтому в англоязычной академической литературе по Дании чаще используется более нейтральное название — «Социал-либеральная партия» («Social-Liberal Party»).

 
« Пред.   След. »
 


РАПН - Российская ассоциация политической науки Социологический институт РАН: Сектор социологии власти и гражданского общества Журнал ПОЛИС (Политические исследования) Электоральная география . com - политика на карте Фонд ИНДЕМ Киберполитика - политика в информационном обществе
Рейтинг@Mail.ru


Журнал ПОЛИТЭКС, ©, 2005-2018
При использовании материалов сайта ссылка обязательна