Журнал ПОЛИТЭКС - ПОЛИТическая ЭКСпертиза
Главное меню
Главная
Новости
Поиск
English page
Журнал
Свежий номер
Каталог
Редакция
Контакты
Для авторов
Последние обновления
Экспорт новостей
   Главная   Новости   Поиск   English page   

Журнал ПОЛИТЭКС - политическая экспертиза

 
Полищук В.В. Правовая и политическая оценка ОУН и УПА Печать
В. В. Полищук
ПРАВОВАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ОУН и УПА *

Предисловие редактора русского перевода

Нынешняя ситуация на Украине волнует многих, конечно, в первую очередь тех, кто живет там, но и тех, кто живет в России или Беларуси. Ни для кого не остается секретом, что ситуация в новом государстве Украина во многом окрашена украинским национализмом, что там происходит «украинизация», закрытие русских школ, что школьные учебники переписываются в «антимоскальском» духе. Этот национализм проявляется и в отношениях Украины с другими государствами, бывшими братскими республиками. Такая политика не осталась без последствий. «Оранжевая революция» показала, что Украина оказалась фактически расколота идеологически и политически на две части, причем многое в этом разделении определяется различием по языковому признаку. Казалось бы, простому и мудрому решению — признать очевидное и придать и русскому языку государственный статус, как в других республиках бывшего СССР, или в других странах с аналогичной лингво-этнической ситуацией, противодействует сублимировавшийся украинский национализм. Причем очевидно, что это противодействие носит антипрагматический, волюнтаристски-идеологический характер, игнорирующий реалии того, что русским языком на уровне родного языка владеет и пользуется подавляющее большинство населения Украины, и того, что русский язык на практике является жизненно необходимым для Украины.
---
*  Перевод с укр. В. В. Варюхина

Разобраться в том, что происходит в Украине, откуда и почему так сильно проявился украинский национализм, непросто даже тем, кто там живет. Тем более непросто понять это гражданам России и Беларуси, тем, кто недостаточно хорошо владеет украинским языком. При внимательном рассмотрении оказывается, что на сегодняшнюю ситуацию во многом влияют идеология и события, относящиеся к первой половине прошлого — ХХ в.

Работа Виктора Варфоломеевича Полищука «Политическая и юридическая оценка ОУН и УПА», как и многие другие его работы, как раз и посвящены исследованию этой идеологии и событий. Она неизвестна ни русскоязычному читателю, ни украиноязычному, хотя вышла в одной книжке на трех языках — украинском, польском и английском. Дело в том, что на издание книг в Украине, пока «в моде» национализм, практически трудно рассчитывать. Поэтому, кстати, большинство книг Виктор Варфоломеевич Полищук публикует на польском языке.

Эта книга представляет собой конспективно выраженный итог обширнейшего исследования В. В. Полищуком украинского интегрального национализма и истории ОУН–УПА. Более обширные и насыщенные документами труды по этим вопросам, насчитывающие несколько тысяч страниц, еще ждут своего перевода. Пока читателю в Украине, России и Беларуси, вероятно, знакомы лишь несколько его интервью и книга «Горькая правда. Преступления ОУН и УПА (исповедь украинца)», опубликованная в сокращенной Интернет-версии (Полищук, http://www.zaistinu.ru/old/ukraine/press/polischuk.shtml?print). Надеемся, что данный перевод небольшой научно-публицистической книги В. В. Полищука поможет ознакомиться с историей, которая парадоксально стала актуальной. В известной мере В. В. Полищук сам является частью этой истории. Для лучшего знакомства с автором и понимания его позиции приведем биографические сведения о нем. Вот что В. В. Полищук говорит о себе в одном из интервью:

«Корр.: Виктор Варфоломеевич, что побудило Вас заняться историей, ведь Вы не историк по специальности?

В. В. Полищук: Я действительно не историк и не занимаюсь историей в точном смысле этого слова. Более 20 лет я исследую феномен украинского национализма, занимаюсь причинами его возникновения, развития, деятельности в межвоенный период, во время ІІ мировой войны и в послевоенный период.

Почему я, юрист по образованию, стал заниматься исследованием этого предмета? Ответ на этот вопрос непрост. Для того чтобы понять, что побудило меня исследовать украинский национализм, мне следует осветить некоторые факты из моей биографии.

Мой отец — украинец, мать — полька, венчались в православной церкви и по традиции, бытовавшей на Волыни, семья стала украинской. Рос я в многонациональном окружении — среди украинцев, поляков, евреев, чехов, и не было ни одного случая, чтобы ссоры между детьми носили какую-нибудь национальную окраску, никто никого не называл «ляхом», «хохлом», «жиденком» или «пепичком». Так же вели себя и взрослые: если и были ссоры (преимущественно между женщинами), то они тоже никогда не касались национального происхождения. Наша семейная жизнь проходила в согласии, во время католических праздников нас приглашали к себе католики-поляки, в свою очередь, во время православных праздников мои отец с матерью устраивали угощение у нас в доме.

В 1940 г. большевистская власть депортировала нас на север Казахстана, среди депортированных было около 85% поляков, где-то 10% украинцев и некоторое количество белорусов и евреев. Было время, когда мы жили в бараке, в котором ютилось более 300 человек, и не случалось, чтобы возникали ссоры на национальной почве. Итак, я вырос и возмужал, относясь к людям без оглядки на их национальную или вероисповедную принадлежность.

С ноября 1944 г. по март 1946 г. мы жили на Левобережье Украины, на Днепропетровщине, и представьте себе, что там никто даже не слышал о том, что творилось на Волыни и в Галиции во время войны. Об этих событиях я впервые узнал от своей тетки по матери, когда в 1946 г. мы приехали в Польшу. Это было для меня сильным потрясением, ужасом, я не верил, что такое могло быть.

В 1946 г. я начал учебу в Польше, вначале в лицее, позже поступил во Вроцлавский университет на юридический факультет. Никто не знал, что я украинец, но догадывались, впрочем, никогда мне даже не намекали об этом.

В своей жизни я никогда не учился в украинской школе, дома мы разговаривали на украинском, отец научил меня читать и писать по-украински. Свой украинский язык я усовершенствовал, читая украинскую классику и изучая украинское правописание. Именно поэтому, когда в 1981 г. я с женой и детьми эмигрировал в Канаду, меня взяли на работу как технического корректора в мельниковский (его издавали сторонники фракции ОУН А. Мельника) еженедельник «Новый шлях», который выходил в Торонто. Именно в редакции этого еженедельника я наткнулся на украинскую националистическую литературу и на подшивку довоенного периода. Читая эти материалы, я ужаснулся тому шквалу ненависти, который бушевал в ней ко всему польскому и русскому. Кроме того, украинское окружение в Торонто питало и проявляло ненависть по отношению к полякам и русским.

Все это и побудило меня заняться украинским национализмом, я начал собирать материалы, касающиеся этой темы, поднял довоенные публикации изданий этого движения. Так началось мое исследование украинского национализма, который я классифицирую как разновидность фашизма. Это очень обширная тема. Мои изыскания увенчались защитой докторской диссертации во Вроцлавском универститете в Институте политических наук с присвоением степени доктора гуманитарных наук в области политологии.

На сегодняшний день опубликовано более десяти публицистических и научных работ, среди них важнейшими считаю «Идеологию украинского национализма» и «Доказательства преступлений ОУН и УПА», эта книга является вторым томом работы «Украинский интегральный национализм как разновидность фашизма». Таков мой путь — от юриста до политолога, изучающего украинский национализм. Последний представляет собой не только историческое явление, но и философское, политическое, социологическое, психологическое — в общем, междисциплинарное» (Полищук, 2003, http://www.e-journal.ru/bzarub-st4-11.html).

А этот кусочек автобиографии В. В. Полищука, написанный недавно, мы приводим в оригинале, на украинском языке, дав в скобках перевод отдельных слов на русский язык.

«Мій батько, Варфоломій Левкович (Львович) Поліщук, православний українець, селянського походження, нар. в селі Липа, Дубенського повіту (уезда) 1897 року, в час І світової війни закінчив Агротехнічне училище в Білокриниці (біля Кременця, на Волині). Оженився з полькою. В міжвоєнний період був секретарем українського громадянського ощадбанку, десь наприкінці 1920-х років населення Дубенської гміни (Дубновского сельсовета) вибрало його війтом (старостой), яким він був до 1934 року, коли вибір війта став затверджуватися повітовим (уездным) старостою, тобто державним урядником. Черговий вибір батька 1934 року (коли в дію ввійшла нова, фашизуюча польська Конституція) не був затверджений, батько впродовж 3 років залишався безробітним, аж 1937 року відкрив приватне б’юро писання прохань для населення.

Мабуть через те, що батько був війтом, його арештувала радянська влада у вересні 1939 року, а в квітні 1940 року батька розстріляли на основі рішення Політб'юро ВКП(б) від 5 березня 1940 року – це рішення стосувалося розстрілу без суду – польських громадян – офіцерів, чиновників, інших. Нашу родину (маму, двох сестер і мене) у квітні 1940 року вивезено до Північного Казахстану, у листопаді 1944 року перетранспортовано нас на Україну, на Лівобережжя, а в березні 1946 ми переїхали в Польщу».

Биография самого В. В. Полищука определила объективный, непредвзятый подход к исследованию непростых событий более чем полувековой давности. Кроме того, что автор исследований имел возможность пользоваться разнообразными документальными и архивными источниками — украинскими, польскими, канадскими, видно, что ни национальные, ни политические мотивы не могли бы служить основой для односторонности, необъективности или тенденциозности его исследований. Знание же места, где происходили основные события и откуда родом В. В. Полищук, характера и ментальности людей делает его работы еще более ценными для читателя XXI в.

февраль 2006 г.

Motto: «Нет народов-преступников,
есть преступные идеологии и организации»

Предисловие

Осенью 1996 г. украинская пресса в Украине и на Западе сообщила о том, что:

а) 95 депутатов Верховной Рады Украины обратились к народам, правительствам и парламентариям Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии и Югославии с призывом осудить ОУН и УПА и образовать международную комиссию для принятия решения о фашистском характере этих организаций и установления факта совершения ими уничтожения народов;

б) Верховная Рада Украины образовала парламентскую комиссию, которая должна изучить и дать политическую и юридическую характеристику ОУН и УПА;

в) опубликовано обращение Главного Булавы Всеукраинского братства ОУН–УПА к Президенту Украины с требованием признать ОУН–УПА национально-освободительным формированием со всеми вытекающими из этого последствиями (Україна і світ, Торонто, № 37 от 2–8.X. 1996);

г) принято постановление Конгресса украинских националистов о проведении в период с 24 августа до 1 января 1996 г. сбора подписей под требованием признать ОУН-УПА национально-освободительным формированием (Шлях перемоги (Киев, Мюнхен, Нью-Йорк), № 38 от 29.IX.1996).

Неоднозначные оценки в отношении сути и деятельности ОУН–УПА заставляют правительства, парламенты и политические и общественные организации заинтересованных стран сформулировать свои взгляды в этом вопросе. В ожидании реакции правительств, парламентов и политических и общественных организаций упомянутых стран стоит надеяться, что и частные лица захотят высказать свое мнение по этому поводу. После текста обращения 95 депутатов сформулирована моя оценка этого вопроса.

ОБРАЩЕНИЕ
к народам, парламентам, правительствам Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии, Югославии

Мы, депутаты Верховной Рады Украины, обращаемся к народам, парламентариям, правительствам, ко всем политическим и общественным организациям патриотической направленности Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии, Югославии, четко осознавая всю опасность угрозы национал-фашизма, которая нависла над Украиной. Мы обращаемся ко всем, кто никогда не сможет забыть сотни тысяч невинных жертв, замученных членами преступной Организации украинских националистов (ОУН) и ее военных формирований, прежде всего Украинской повстанческой армии (УПА), организационные и идеологические виды деятельности, ежедневная практика которых дает полное основание классифицировать их как украинскую разновидность фашизма. Мы обращаемся к тем, кто не хочет окончательного возрождения и утверждения в Украине национал-фашистских организаций, которые не отгородились от своих кровавых предшественников, героизируют их страшные злодеяния, исповедуют идеологию и практику «интегрального национализма», создают штурмовые отряды и рвутся к власти.

Программные документы ОУН–УПА, начиная с решений Первого конгресса украинских националистов (1929 г.), многочисленные архивные материалы, судебные приговоры, показания свидетелей преступной деятельности ОУН–УПА, 14-й пехотной дивизии СС «Галичина», батальонов «Роланд» и «Нахтигаль», многочисленные исследования ученых разных стран безусловно подтверждают преступную, фашистскую суть их деятельности. На совести ОУН–УПА, которые незаконно пытались выдать себя за представителей украинского народа, — сотни тысяч замученных мирных граждан разных национальностей, в том числе и украинцев. Так, только на Волыни и в Галичине было зверски уничтожено, по меньшей мере, 100 тысяч мирных граждан, уничтожено только за то, что они были поляками. Украинские националисты принимали активное участие в преступлениях фашистского оккупационного режима. Это на их совести массовые казни мирного населения, печально известные Бабий Яр и Хатынь, кровавое подавление антифашистской борьбы народов Белоруссии, Польши, Словакии, Югославии.

Даже после уничтожающего поражения в годы Второй мировой войны украинский национализм продолжал свою ужасную деятельность на украинской земле. Это на его руках кровь сотен и тысяч врачей, учителей, агрономов, других специалистов, которые приехали в Западную Украину, чтобы отстроить разрушенное войной народное хозяйство, вывести этот край из вековой нищеты и тьмы. Это банды украинских националистов годами терроризировали мирное население, сеяли кровь и смерть. Их преступления вызывают справедливое осуждение нашего народа. Более того, они подпадают под классификационные признаки геноцида, осужденного решениями мирового сообщества. Деятельность ряда военизированных формирований подпадает под определение преступных организаций, которое дано Международным трибуналом в Нюрнберге.

Однако, вопреки исторической правде и международно-правовым документам, действующему законодательству целого ряда стран, современные последователи украинского национализма, используя благоприятные для этого условия, которые сейчас сложились в Украине, ведут массированную кампанию, направленную на реабилитацию ОУН–УПА, их героизацию, требуют приравнять вояк националистических вооруженных формирований к воинам-освободителям, которые добились победы в Великой Отечественной войне против фашизма.

Во многих городах, особенно на территории западных областей, улицам, площадям присваиваются имена печально известных националистических головорезов, в их честь устанавливаются памятники, мемориальные доски, открываются музейные комплексы, по поводу сомнительных «памятных» дат проводятся громкие празднования и т. д.

Современные националистические круги не отказались и от так называемой «идеи соборности Украины», которая была и продолжает оставаться краеугольным камнем их политической программы. Тем самым в агрессивной форме предъявляются территориальные претензии к соседним государствам: Белоруссии, Польше, России, что не только противоречит Хельсинским соглашениям, но и может реально вызвать дестабилизацию ситуации в Восточной Европе. Идее «соборности» сегодня пытаются придать законодательный характер.

Ситуация, которая сложилась в Украине под давлением националистических сил, которые жаждут реванша, ведет к глубокому размежеванию в обществе, разобщению и недоверию между людьми. Тем более, что украинский национализм претендует на какой-то исключительный статус, пытается монополизировать вековую борьбу народа за независимость.

Без окончательного решения целого ряда важных вопросов, без глубокой оценки деятельности ОУН и УПА, особенно в период Второй мировой войны и в послевоенные годы, без определения своей позиции в отношении действий националистов, которые представляют некоторые правые политические организации в Украине, невозможно достижения мира и гармонии в обществе.

Эта проблема выходит за пределы внутренних дел одного государства, имеет международный характер. Обращаясь к народам, парламентариям, правительствам, политическим и общественным организациям стран, граждане которых наиболее пострадали от кровавых преступлений ОУН–УПА, мы предлагаем образовать Международную Комиссию из числа непредубежденных специалистов (историков, юристов) с целью сбора фактического материала, подготовки политико-правовых заключений относительно деятельности ОУН–УПА в период Второй мировой войны и в послевоенные годы с последующей передачей их Международному Суду.

Работа такого характера крайне необходима именно сейчас — в условиях нарастания политической нестабильности в обществе, ориентации определенных политических сил на прямое насилие и экстремизм. Не замечать возрастающую опасность национал-фашизма — это преступление и перед памятью прошлого и перед будущим. Над миром нависла зловещая тень фашизма. Только объединенные усилия государств и народов, которые идут путем свободы, демократии, исторической правды, обеспечивают прогрессивное развитие общества, могут предотвратить опасность, которая угрожает дальнейшему существованию человечества.

Мы призываем народы и государства к бдительности. Мы призываем к созданию Международной Комиссии, решения которой поставили бы надежную преграду на пути национал-фашизма, который ныне поднимает в Украине голову.

Киев, август 1996 г.

Народные депутаты Украины:

Г. Довженко, Ю. Сизоненко, П. Симоненко, К. Самойлик, В. Понедилко, Б. Мармазов, А. Хунов, В. Черепков, П. Кузнецов, С. Довгань, М. Лавриненко (всего 95 подписей), среди которых Обращение подписали многие другие главы Депутатских клубов Социалистической партии Украины, Коммунистической партии Украины, Аграрной партии Украины, Крестьянской партии Украины.

Правовая и политическая оценка ОУН и УПА

1. Время, место, причины создания украинского националистического движения. До 1918 г. Галичина была частью Австро-Венгерской империи, при распаде которой, 1 ноября 1918 г., украинские деятели провозгласили создание Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР), имевшие на это полное право как коренные жители этой территории. ЗУНР не охватывала территории Волыни. В ответ на провозглашение ЗУНР польские деятели Галичины организовали вооруженное сопротивление, на что тоже имели право, руководствуясь фактом, что эта территория до конца XVIII в., т. е. до расчленения Польши, составляла часть польского государства. Эту галицко-польскую войну ЗУНР проиграла. Победившие в I Мировой войне государства Версальским мирным договором от 28 июня 1919 г. передали Западную Украину под административное управление Польской Республики. Украинская Директория, во главе с Симоном Петлюрой, Варшавским соглашением от апреля 1920 г., заключенным с правительством Польши (Ю. Пилсудским), отказалась в пользу Польши от претензий к Западной Украине, т. е. к Западной Волыни и Галичине. Рижским мирным договором с 18 марта 1921 г. определена граница между Польшей и Украиной на речке Збруч. Государственная принадлежность Галичины, на которую на международной арене имело претензии правительство ЗУНР в эмиграции, не была решена до 15 марта 1923 г., т. е. до дня, когда «Совет Амбасадоров» — государств, победивших в I Мировой войне, право на эту территорию признал за Польской Республикой.

Поэтому в свете международного права и, в частности, согласно постановлениям ІV Гаагской конвенции 1907 г., Польская Республика не являлась оккупантом в отношении Волыни с 18 марта 1921 г., а в отношении Галичины — с 15 марта 1923 г. Не соглашаясь с поражением ЗУНР, воинские деятели Украинской галицкой армии (УГА) во главе с полковником Евгением Коновальцем организовали в июле 1920 г. в Праге Украинскую воинскую организацию (УВО), которая ставила целью борьбу с Польшей всякими средствами, не исключая террористической деятельности (см.: Мірчук, 1968, т. 1, с. 15–35). Если речь идет о цели, то УВО в период от ее создания до 15 марта 1923 г. действовала, не нарушая международного права, но если говорить о методах ее борьбы (саботаж, индивидуальный террор в отношении представителей польской власти и украинцев, которые не соглашались с этими методами), то они противоречили международному праву. Однако после 15 марта 1923 г. деятельность УВО противоречила как международному праву, так и законодательству Польской Республики. До 1926 г. УВО не руководствовалась идеологическими мотивами, в ее составе были украинцы разных политических течений. До этого времени, кроме террористической и саботажной деятельности, УВО вела разведывательную — за оплату — работу в пользу Германии — Веймарской Республики, что можно видеть из доклада Осипа Думина, руководителя разведывательного отдела УВО, в адрес Министерства иностранных дел Германии от 17 июня 1926 г. (Zeszyty histoгycane, 1974, S. 103–137).

В 1926 г. Дмитрий Донцов в работе под названием «Национализм» опубликовал доктрину украинского национализма, в которой отверг и осудил существующее до конца I Мировой войны украинское национально-патриотическое движение, а также сформулировал основы нового украинского национализма фашистского типа. Под влиянием существующих в 1920-х годах в Западной Европе фашистских течений, после поражения ЗУНР, в Италии, Чехословакии, Германии, а также в Галичине возник ряд украинских организаций фашистского типа, в том числе Союз украинских фашистов, которые 25 июня 1928 г. в Берлине объединились в Союз украинских националистов (см.: Мірчук, 1968, с. 62–74). После появления «Национализма» Д. Донцова упомянутые выше организации, включая УВО, успевшую стать на националистическо-фашистские позиции, организовали в Вене I Конгресс украинских националистов (28 января – 03 февраля 1929 г.), который создал Организацию украинских националистов (ОУН), а та в качестве идеологического оружия приняла фашистскую доктрину Д. Донцова, сформулированную им в работе «Национализм» (Там же; Aгmstrong, 1963, c. 37). Так произошло создание в 1920-х годах ОУН — организации фашистского типа, которая действовала на территории Галичины, а ее руководящие органы — в государствах Западной Европы — в Германии и Швейцарии. Так произошло создание организованного украинского националистического движения.

2. Идеология украинского национализма. В понятие украинского национализма входят два основные составные части: а) украинское националистическое движение (организованное и неорганизованное); б) идеология украинского национализма (Енциклопедія українознавства, 1955, т. 5, с. 1723–1727). Как указывалось выше, основы идеологии украинского национализма заложила доктрина Д. Донцова. В «Национализме» Д. Донцов исходил из неверных положений, что «нация» представляет собой вид в природе. Руководствуясь социальным дарвинизмом, он твердил, что между нациями существует вечная вражда, обоснованная законом экспансии сильных наций, которые уничтожают более слабые нации, а в борьбе, в процессе экспансии, разрешены все методы, согласно принципу «цель оправдывает средства», так как надо физически уничтожать врага, а врагом является каждый член не своей нации (см.: Донцов, 1926; Poliszczuk, 1995). Поскольку украинский национализм провозглашает тезис об украинской нации как вечной категории, т. е. нации, которой должны подчиняться интересы отдельных людей, членов нации, он подпадает под определение тоталитарного движения (Енциклопедія українознавства, 1955, т. 5, с. 1724). Согласно Донцову, нацию должна представлять не «трудовая интеллигенция», не «класс крестьян», не «монопартия», а особый слой «лучших людей», задачей которых является применение «творческого насилия» над основной массой народа (Донцов, 1926, с. 290; 1951, с. 6). Говоря якобы об интересах всей украинской нации, на самом деле эта идеология предусматривает господство элиты, ведущего слоя, касты «лучших людей» над остальным украинским народом, который Донцов называет «толпой», «темной массой», «упряжным быдлом» и т. п.

Донцов говорит: «Правящая каста ... должна составлять особую группу, вылепленную, во-первых, из другой глины, выкованную из другого металла, нежели покорная, равнодушная, неустойчивая масса … эта каста должна демонстрировать совершенно особые свойства духа и души, принадлежащий к этой касте член не знает ни милосердия, ни человечности в отношении личности, руководствуется исключительно пламенной жаждой сохранения целостности, такому человеку свойственна нетерпимость ко всему, что противоречит идеалу, ибо нельзя быть апостолом, не испытывая желания решительно расправиться с кем-либо или что-то разрушить» (Донцов, 1951, с. 118). И далее: «Мировоззрение вместо партийных параграфов; вера вместо знания; непогрешимость, а также исключительность вместо компромиссов; культ личности и активного меньшинства вместо подчинения “воле народа”; суровость как в отношении себя, так и к другим вместо человечности» (Донцов, 1967, с. 185). Согласно Д. Донцову, движущими силами украинского национализма должны являться: воля, сила, экспансия и насилие, расизм, фанатизм, беспощадность и ненависть, волюнтаризм и романтизм, аморальность и антиинтеллектуализм (см.: Донцов, 1926).

Он пишет, что украинцы являются избранным народом, ибо «они созданы из той глины, из какой Господь создает избранные народы» (Донцов, 1967, с. 153). Идеология украинского национализма, по сути, отвергает веру в Бога, вместе с тем ОУН, из тактических соображений, использует церковные организации.

Американская политическая наука классифицирует украинский национализм как экстремистское движение (ехtrеmе mоvеmепt), как интегральный национализм (Іпtеgrаl Nаtіопаlіsm) (Aгmstrong, 1963, p. 19). Дж. Армстронг, описывая украинский интегральный национализм как разновидность господствующего в некоторых странах Западной Европы 1930-х годов фашизма, причисляет к этой категории итальянский фашизм Муссолини и немецкий нацизм Гитлера. Он так характеризует эти движения:

1) убеждение, что нация является ценностью, которая превышает все другие ценности, и поэтому они (иные ценности) должны подчиняться интересам нации;

2) обращение к мистическому воображению, как к идее солидарности людей, которые образуют нацию обычно путем объявления биологическими черт характера, или заявление неотвратимого исторического развития общества, объединяющего нацию в органичное целое;

3) подчинение рациональной, аналитической мысли «правильным интуитивным» эмоциям;

4) изъявление «воли нации» через наделенного даром божьим «проводника» (харизматического лидера. — Ред. пер.) и элиту путем подъема националистического энтузиазма одной организованной партией;

5) глорификация (прославление. — Ред. пер.) действия, войны и насилия как проявлений биологического превосходства и жизнеспособности нации (см.: Ibid., p. 20).

С приведенной здесь характеристикой украинского национализма соглашается также украинский историк из Торонто, профессор Орест Субтельный, называя этот национализм интегральным (Субтельный, 1994, с. 555). Западная наука рассматривает нацизм как наиболее экстремальную форму фашизма (Encyclopedia Britannica, 1973, T. 9, p. 103). Таким образом, украинский интегральный, или активный, национализм классифицируется как синонимический ряд: фашизм = нацизм = украинский (интегральный) национализм, организованной структурой которого была тогда и сохранилась в дальнейшем Организация украинских националистов (ОУН).

Важно отметить, что никогда (вплоть до сегодняшнего дня!) ни сама ОУН, ни появившиеся после ее разделения фракции (ОУH-м, ОУH-б, ОУH-з) или их трансформации-последователи — Конгресс украинских националистов (КУН), Украинская республиканская партия (УРП) и т. д., не отказались от идеологии украинского национализма в форме доктрины Д. Донцова. Напротив, после создания независимой уже Украины тот же КУН организует ряд конференций для изучения произведений и оказания почестей творцу идеологии украинского национализма Дмитрию Донцову. Эти факты общеизвестны в Украине. Другой, кроме донцовской, идеологии украинского современного национализма не было и нет!

Законодательство цивилизованного мира конца ХХ в. осуждает фашизм (нацизм, интегральный национализм) как человеконенавистническую расовую идеологию и опирающиеся на эту идеологию политические движения и организации; в большинстве цивилизованных стран пропаганда фашизма наказывается законом.

3. Стратегическая цель украинского национализма (ОУН). Эта цель была сформулирована на I Конгрессе ОУН в Вене в 1929 г., она сводится к программе строительства украинского государства на всех (по произвольному усмотрению ОУН), украинских этнографических территориях (см.: Постанова Великого збору, 1929). От этой цели ни одна из фракций или трансформаций-последователей ОУН и по сегодняшний день не отказалась; наоборот, документы КУН подчеркивают эту цель, ее отмечают публикации всех фракций ОУН в Украине, Польше и на Западе, в чем можно убедиться, читая их. Такое украинское государство должно было бы охватывать территории, которые входят ныне в состав Российской Федерации, Беларуси, Польши, Словакии, Румынии, Молдавии. Следование этой цели предполагает, по сути, войну со всеми соседями Украины. Это является преступлением против мира, человечества, против Конституции Украины, против установленного Заключительным актом Хельсинки порядка, оно содержит призыв к войне, а это, как в Украине, так и в соседних с ней государствах, карается законом. В соответствии со многими опубликованными украинскими националистами картами украинских этнографических территорий сегодняшняя Украина должна была бы расширить свои границы на одну треть, т. е. приблизительно на 200 тыс. кв. км (см.: Молода Україна, 1992; Демократична Україна, 1992; Ukrainians in Ontaгio, 1988). Такая, охватывающая почти 1 млн кв. км, Украина в украинской националистической терминологии имеет название «Украинская Независимая (Самостийная) Соборная Держава» (по укр. УССД), причем «соборность» означает включение в такое государство всех, по определению ОУН, украинских этнографических территорий — от города Криницы (Польша), за Припять, до Волги и Кавказа.

Эта стратегическая цель ОУН, «соборность», означающая экспансию и передел границ, находится в полном противоречии с положениями Хартии Организации Объединенных Наций, в частности ст. 1, имея в виду тот факт, что, вследствие двух мировых войн, Октябрьской революции, распада Российской и Австро-Венгерских империй, образования и распада СССР, других событий глобального или европейского масштаба, развития транспортных средств и телекоммуникаций, произошли массовые миграционные движения. В связи с этим население мира и Европы в такой степени перемешалось, что ни физически, ни даже теоретически невозможно размежевать этносы, следовательно, и определить по этому критерию этнографические границы Украины. И по этой причине программная цель ОУН должна считаться преступной.

Программные документы І Конгресса ОУН исходили из положений строительства Украинской Державы путем устранения всех «оккупантов» с украинских земель. В призыве «От Конгресса Украинских Националистов» (от 1929 г.) написано: «Только полное устранение всех оккупантов с украинских земель создаст возможность государственного развития Украинской Нации» (Мірчук, 1968, с. 93). В постановлении І Конгресса ОУН говорится: «Полное устранение всех оккупантов с украинских земель... наступит в ходе национальной революции» (Там же, с. 98).

В материалах политучебы ОУН времен Второй мировой войны пропагандируется следующее:

«XII. Наше отношение к национальным меньшинствам: 1. Поляки. Всех поляков без различия их политических убеждений считаем агентами иностранных разведок…

2. Москали. Отношение к москалям, тем, кто на Украине и Московщине (не на старой территории) является ясным — уничтожить как можно больше. А их аж 90 миллионов.

3. Жиды. Их считаем агентами московского империализма… Но все же необходимо сначала бить москалей, а потом жидов-недобитков» (ДАРО, ф. R-30, оп. 2, спр.82, к. 26).

Идеология «соборности», экспансии на «этнические украинские земли» сохраняется и у действующих сегодня наследников ОУН. Так, например, легально действующая, зарегистрированная Министерством юстиции Украины ОУН Мельника провозгласила «Заявление ОУН» по поводу якобы «территориальных посягательств России на часть украинской территории», в котором так оценены некоторые высказывания отдельных представителей властных структур Российской Федерации относительно Севастополя: «Украина должна помнить о своих этнических землях, которые в силу исторических обстоятельств оказались у России (часть Слобожанщины, Курская, Белгородская и Воронежская области Российской Федерации) или в границах других соседних государств ... Соборность Украины не может быть дискуссионным вопросом, a для ее отстаивания государство должно прикладывать все усилия, используя при этом надлежащие методы и способы». Подписано: Провод Украинских Националистов (Hoвий шлях, 1996, 9 ноября). Таким образом, целями украинского национализма, кроме построения независимого государства, является экспансия на произвольно объявленные этнические территории и моноэтничность этого государства, достигаемая средствами геноцида.

4. Содержание и форма украинского государства в программах ОУН. О представлениях ОУН относительно содержания и формы украинского националистического государства можно узнать из программных документов ОУН, в частности обращений и постановлений І (венского 1929 г.) и ІІ (римского 1939 г.) Больших собраний (Великих зборiв) украинских националистов (ВЗУН). В обращении І ВЗУН к украинцам говорится: «Имея целью возрождение, упорядочение, оборону и расширение Независимой Соборной Украинской Национальной Державы, украинские националисты будут требовать собирания творческих сил внутри нации и усиления ее сопротивления внешним силам» (Мірчук, 1968, с. 93).

Из приведенной цитаты видно, что украинское националистическое государство должно было бы: а) быть национальным (а не гражданским) государством; б) быть «соборным», т. е. охватывать все украинские этнографические территории, произвольно определенные самой ОУН; в) осуществлять политическую деятельность, направленную на расширение украинского государства (что является следствием идеологии украинского национализма, которая исходит из положения борьбы нации за жизненное пространство), таким образом, это должно было бы быть империалистическое государство, что ясно подчеркнул теоретик украинского национализма Микола Сциборский (Сціборський, б. г., с. 75).

Это государство должно было бы быть тоталитарным, на что указывает формулировка «собирание творческих сил нации», что является следствием положения идеологии украинского национализма, согласно которому «инициативное меньшинство осуществляет творческое насилие» в отношении народных масс (Донцов, 1966, с. 283–291). Это государство должно было бы быть не только национальным, но и однонациональным, т. е. без национальных меньшинств, на что указывает формулировка «только полное устранение всех оккупантов с украинских земель откроет возможность для широкого развития Украинской Нации» (Мірчук, 1968, с. 98). Это положение подтверждается постановлением І ВЗУН, в котором сказано: «Полное устранение всех оккупантов с украинских земель… создаст возможность развития Украинской Нации в границах собственного государства» (Там же, с. 96).

Внутреннюю форму этого государства уточняет постановление ІІ ВЗУН, в котором в разделе «Устройство ОУН», сказано: «Глава Провода Украинских Националистов (ПУН), будучи кормчим освободительных войн Украинской Нации, является ее Вождем. За свою деятельность и решения Глава ПУН отвечает перед богом, нацией и собственной совестью» (Там же, с. 557). Итак, это должна была бы быть диктаторская система. Положения этой диктатуры поясняет упомянутый уже М. Сциборский: «Опорой этой диктатуры будет ударный, боевой легион революции — организованный национализм… принадлежность к этому привилегированному слою обусловливается… национальной посвященностью, здоровым духом, твердым характером» (Сціборський, б. г., с. 109). Украинское националистическое государство должно было бы иметь корпоративное экономическое устройство по образцу фашистской Италии (см.: Мірчук, 1968, с. 96, 97; Сціборський, б. г., с. 98–104). Как видно из сказанного, такое украинское националистическое государство — это государство фашистского типа.

5. Практическая деятельность ОУН в период между войнами. Деятельность ОУН в этот период ограничивалась территорией Галичины, она сводилась к пропаганде украинского национализма, убийствам представителей польской, легальной на то время, власти, убийствам украинцев, которые открыто не соглашались с политикой ОУН, члены которой принимали присягу на револьвере, для них был обязательным «Декалог» — десять заповедей украинского националиста:

«Я — Дух извечной стихии, который уберег тебя от татарского нашествия и поставил на границе двух миров создавать новую жизнь:

1. Завоюй Украинскую Державу или погибни в борьбе за нее.
2. Не позволяй никому запятнать ни славу, ни честь Твоей Нации.
3. Помни о великих днях наших Освободительных Войн.
4. Будь горд тем, что Ты являешься наследником борьбы за славу Владимирова Тризуба.
5. Отомсти за смерть Великих Рыцарей.
6. О деле говори не с тем, с кем можно, а лишь с тем, с кем надо.
7. Не усомнись совершить тяжелейшее преступление, если этого требует Дело.
8. Ненавистью и подлостью принимай врагов Твоей Нации.
9. Ни просьбы, на угрозы, ни пытки, ни смерть пусть не вынудят Тебя выдать тайну.
10. Стремись к распространению силы, славы, богатства и просторов Украинской Державы» (Мірчук, 1968, с. 126).

Целью ОУН в период между войнами было поддержание постоянного напряжения путем ведения перманентной революции (Там же, с. 137–139). Поэтому не правы те исследователи, которые обвиняют Польскую Республику в применении ею мер наказания в отношении украинских националистов. ОУН была заинтересована в наличии таких мер, так как чем больше примеров их было, тем легче можно было распалять ненависть украинцев к полякам в целом.

Ряд террористических и саботажных акций ОУН–УВО того периода описал украинский националистический историк Петро Мирчук в соавторстве с активным деятелем ОУН Степаном Ленкавским, автором «Декалога» (за исключением вступительного слова, которое написал Д. Донцов). Жертвами этих акций пали польские политики-украинофилы, например Тадеуш Голувко, был убит польский министр Бронислав Перачкий и многие украинцы, например поэт Сидор Твердохлиб, директора львовской и перемышской гимназий за то, что не допускали деятельности ОУН в этих учебных заведениях. Были убиты в селах многие старосты, простые селяне, которых националисты называли «хрунями» (см.: Мірчук, 1968).

Это правда, что Польская Республика в период между войнами проводила недемократическую политику в отношении украинцев, которых дискриминировала, ассимилировала, обращала в католичество. Однако существовала и возможность бороться против этой политики легальным способом — на форуме польского Сейма, в котором было немало украинских послов (депутатов), в Сенате, в котором были украинцы-сенаторы, можно было бороться на форуме Лиги Наций, которая неоднократно выслушивала жалобы украинцев на польскую власть, а перед Лигой Наций выступали члены украинского парламентского представительства. Кроме того, Польская Республика была субъектом международного права, в ней действовало законодательство, по которому наказанию подлежали убийства, саботаж, диверсия, грабежи (экспроприационные акции), которые совершала ОУН. В этом контексте неоправданным является утверждение украинских националистических историков о том, что ОУН боролась против оккупантов. Кроме того, в тот период ОУН предоставляла разведывательные услуги Германии в ущерб Польской Республике.

6. ОУН в начале II Мировой войны. Исследователи приходят к общему мнению о том, что к сентябрю 1939 г. на Западной Украине прекратили деятельность путем самороспуска и не возобновляли ее на протяжении войны все действовавшие до того времени украинские политические партии и организации, за исключением ОУН. Следовательно, все, что происходило организованным порядком перед войной на территории Западной Украины, — это дело рук ОУН. Она дала гитлеровскому Вермахту людей, из которых создали Украинский легион под командованием члена ПУН (Провода Украинских Националистов) полковника Романа Сушко. Этот легион принял участие в агрессии гитлеровской Германии в отношении Польши, т. е. и в развязывании II Мировой войны. ОУН выступила в этой войне как коллаборационист гитлеровской Германии, т. е. в роли пособника, соучастника агрессора, за что несет политическую ответственность перед украинским народом (см.: Armstrong, 1963, p. 42).

Вскоре после поражения Польши, в апреле 1940 г., д-р Владимир Кубийович, сторонник ОУН, при участии и по инициативе упомянутого члена ПУН Романа Сушко и действующего члена ОУН Рика Ярого, при соучастии проф. Ганса Коха, представителя Абвера, на деньги немецкой разведывательной и диверсионно-саботажной организации Абвера организовали Украинский Центральный Комитет (УЦК), базировавшийся в Кракове. Непосредственное участие в создании УЦК принимал проф. Теодор Оберлендер, чиновник высокого ранга Абвера по украинским делам (см.: Armstrong, 1963, р. 50–51; Кубійович, 1985, с. 87, 169). Разумеется, что, финансируя УЦК, Абвер не действовал как филантроп, а руками ОУН делал свою работу — путем силовой «украинизации» Холмщины вел к противостоянию поляков и украинцев в том регионе (см.: Кубійович, 1985, с. 86–108). Существование и деятельность УЦК — яркое доказательство коллаборационизма ОУН с гитлеровской Германией, за что эта организация несет политическую ответственность как перед украинским народом, так и перед польским.

В феврале 1940 г. произошел раскол в ОУН на две фракции — ОУН Бандеры (бандеровцы) и ОУН Мельника (мельниковцы). Раскол произошел по причине личных и тактических причин (Armstrong, 1963, p. 58; Михайлюк (Книш), 1950, с. 52). Накануне нападения гитлеровской Германии на Советский Союз ОУН Бандеры во взаимопонимании с Абвером организовала в рамках упомянутой немецкой организации Дружины Украинских Националистов (ДУН) в составе двух батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», которые приняли участие в нападении на СССР (см.: Armstrong, 1963, p. 74), за что она несет ответственность перед украинским народом и перед другими народами бывшего СССР.

Одним из командиров «Нахтигаля» был активный деятель ОУН Бандеры, будущий командующий УПА Роман Шухевич (см.: Мірчук, 1970, с. 94). В октябре 1941 г. оба батальона были переформированы в полицейский 201-й батальон Schutzmannshaft для борьбы с советским партизанским движением в Белоруссии и «пацификации» (акции «умиротворения» — уничтожения. — Ред. пер.) белорусских сел, заподозренных в сотрудничестве с советскими партизанами. Эту службу батальон осуществлял до декабря 1942 г. (Там же, с. 100–101; Робітнича газета, 1992, 29 сентября). Путь ДУН — батальонов «Нахтигаль» и «Роланд» — бесспорное доказательство коллаборационизма ОУН Бандеры с гитлеровской Германией, за что та же ОУН несет ответственность перед украинским и белорусским народами.

Деятельность созданных Организацией украинских националистов формирований, которые приняли участие в нападении Германии на Польшу и Советский Союз, в карательных операциях против мирного населения является политическим преступлением против украинского народа и других народов, независимо от индивидуальной криминальной ответственности членов этих группировок за совершенные ими военные преступления или преступления против человечества.

7. После июня 1941 г. Накануне гитлеровской агрессии против Советского Союза обе ОУН, зная о предстоящем нападении на СССР, подготовили тысячи своих членов для их засылки вслед за немецкой армией в Украину. Это были так называемые походные группы ОУН-б и ОУН-м, вместе насчитывающие более 4000 членов. Кроме них, обе ОУН подготовили своих членов, владеющих немецким языком, которых, по согласованию с Вермахтом, разместили в воинских подразделениях в качестве переводчиков (см.: Стахів, 1995, с. 88; Шанковський, 1956, Armstrong, 1963, p. 84).

Задачей этих «походных групп» была организация на местах, на оккупированных гитлеровцами территориях, украинской националистической администрации, украинской полиции, подготовка к организации украинской националистической армии, которая должна была принять участие в войне бок о бок с гитлеровской армией, о чем свидетельствует воззвание проводника ОУН Бандеры Ивана Климова-Легенды, опубликованное в первые дни июля 1941 г. во Львове (см.: Шанковський, 1956; Полікарпенко, 1951, с. 73). Тогда же были определены и враги ОУН согласно призыву: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — это твои враги. Уничтожай их! Ляхов, жидов, коммунистов — уничтожай без милосердия!» (Поліщук, 1995, с. 176–178). Призыв к убийству, тем более массовому, является криминальным подстрекательством к совершению самого тяжкого преступления, который и совершала сама ОУН.

Узурпировав право действовать от имени украинского народа, ОУН Бандеры 30 июня 1941 г. провозгласила во Львове установление «Украинской Державы», что производилось по приказу Степана Бандеры. В «Акте провозглашения Украинской Державы» есть формулировка: «3. Новообразованная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Великой Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире…» (Зборівські вісті, 1941). Этот Акт от 30 июня является неоспоримым доказательством коллаборационизма ОУН Бандеры с гитлеровской Германией. В сотрудничестве с передовыми подразделениями Вермахта поставленные ОУН украинские переводчики редактировали и оглашали через громкоговорители призывы к солдатам и офицерам Советской Армии сдаваться в плен, поскольку во Львове уже образована Украинская Держава. Многие украинцы, имея за спиной горький путь сталинской террористической политики 1930-х и 1939–1941-х годов в Западной Украине, сдавались в немецкий плен, вследствие чего сотни тысяч из них были уморены голодом и холодом. За смерть этих воинов несет моральную и политическую ответственность ОУН Бандеры и ОУН Мельника.

«Походные группы», передвигаясь вслед за немецкими войсками, создавали местную администрацию и украинскую вспомогательную полицию, реорганизованную впоследствии в Schutzmannschaft. В июле 1941 г. украинская полиция, которой, как правило, руководили немецкие младшие офицеры из Einsatzkommaпdo, организовала по всей Галичине еврейские погромы, так называемые «дни Петлюры», которые производили в соответствии с постановлением ІІ ВЗУН Бандеры от апреля 1941 г., где в п. 17 «Политических постановлений» сказано: «…Организация Украинских националистов уничтожает жидов как опору московско-большевитского режима…» (ОУН в світлі постанов, 1955, с. 36).

Организованная ОУН украинская полиция принимала активное участие в физическом массовом уничтожении евреев (см.: Spector, 1990; Hanusiak, 1976). Участие в транспортировке евреев из гетто до мест их уничтожения, охрана этих мест с целью не допустить побега евреев, поиск их с целью передачи гитлеровцам на казнь, убийство евреев при попытках к бегству являются соучастием в геноциде евреев, т. е. преступлением, в соответствии с криминальным законодательством, и народоубийством, по ст. III Конвенции ООН от 9 декабря 1948 г. «О предупреждении и наказаниях за преступления народоубийства». За это ОУН несет ответственность перед украинским и еврейским народами.

В апреле 1943 г. по инициативе ОУН Мельника Германия позволила образовать в рамках Waffeп-SS дивизию СС-Галичина, которая состояла из армейских и полицейских полков. Солдаты и офицеры дивизии СС-Галичина приняли присягу на верность Адольфу Гитлеру (см.: Львівські вісті, 1943). Дивизия СС-Галичина принимала участие в бою под Бродами (июль 1944 г.), где была разбита; позднее она, пополненная, принимала участие в подавлении словацкого антигитлеровского восстания и в борьбе с антигитлеровскими партизанами в Словении, за что ОУН несет политическую ответственность перед украинским, словацким и словенским народами. Эта дивизия до конца войны была немецкой дивизией СС и в качестве таковой до конца войны стояла на стороне гитлеровской Германии. Как дивизия СС-Галичина она сдалась в плен британской армии (см.: Гайке, 1970). Полицейские полки дивизии СС-Галичина принимали участие в уничтожении польских сил в Галичине, в Люблинском и Келецком воеводствах, которых заподозрили в сотрудничестве с советскими партизанами или польским подпольем (см.: Wiśniewski, 1994; Fajkowski, Reiiga, 1981; Korman, 1989).

Во II Мировой войне украинский народ определил свое место на стороне антигитлеровской коалиции, в то время как обе ОУН, украинское националистическое движение, определили свое место на стороне агрессора — гитлеровской Германии, что означало предательство интересов своего народа. SS, Waffeп-SS, а следовательно, и дивизия СС-Галичина с ее особым составом в 1946 г. были признаны Международным военным трибуналом в Нюрнберге как преступные (см.: Grahl-Madsen, 1966, p. 278).

8. Украинская повстанческая армия (УПА). Она была образована ОУН Бандеры, во время войны действовала на территории Западной Украины, точнее, вначале, с весны 1943 г., на Волыни, позже, с середины 1943 г., также и в Галичине. В связи с этим следует определить международный правовой статус этой территории. Заключенные в августе 1939 г. между Советским Союзом и гитлеровской Германией договоры и секретные протоколы к ним, на основании которых Германия 1 сентября 1939 г. напала на Польшу, а СССР 17 сентября 1939 г. вторгся в восточную часть Польской Республики, в том числе и Западную Украину, никогда не были признаны международным правом. При таких условиях польское правительство в Лондоне в соответствии с международным правом рассматривало Западную Украину в период с сентября 1939 г. до июня 1941 г. оккупированной территорией, а Польшу — как находящуюся в положении staus quo ante bellum. С июня 1941 г. эта территория была оккупирована Германией, staus quo ante bellum для Польши продолжался до 21 апреля 1945 г., т. е. до заключения договора между Советским Союзом (и Украиной) и Польшей, которым была определена новая польско-украинская граница.

После нападения Германии на Советский Союз 30 июля 1941 г. был составлен договор о сотрудничестве между правительствами СССР и польским эмиграционным в Лондоне, возглавляемом генералом Сикорским. Таким образом, недавний враг Польши — Советский Союз стал союзником Польши, чье правительство, как первая жертва гитлеровской агрессии, вместе с Великобританией, Францией и другими европейскими государствами, стало членом антигитлеровской коалиции.

9. Задачи УПА. ОУН в соответствии с идеологией украинского национализма в своей деятельности руководствовалась чистым волюнтаризмом, следствием чего было провозглашение от одной только партии «украинского государства», чем Германия была поставлена перед свершившимся фактом. Немцы этого «Акта» не признали, приказали его отозвать, а когда бандеровцы этого не сделали — гестапо начало арестовывать деятелей ОУН-б.

Хотя ОУН организовала местную администрацию, но хозяевами оккупированной территории были немцы, которые накладывали на крестьян непосильные обязательства («контингенты»), силой забирали людей в Германию на принудительную работу. Из-за этого многие трудоспособные украинцы прятались в лесах, где их организовывали в небольшие группы ОУН Мельника, а с осени 1942 г. и ОУН Бандеры (Туди, де бій, 1989). УПА сначала предстала как «Польская сечь» под командованием Тараса Бульбы-Боровца, ее задачей была борьба под немецким руководством с остатками Советской Армии на Полесье в 1941–1942 гг. Со временем «Польская сечь» вышла из подчинения немцев, и ее остатки перешли на статус партизан, которых население называло «бульбовцами», это и была УПА того времени (Бyльбa-Бopoвeц, 1981).

После Сталинградской битвы ОУН Бандеры пришла к выводу о неминуемости поражения Германии в этой войне. Надеясь на открытие союзниками второго фронта на Балканах, ОУН-б решила создать свои вооруженные силы, чтобы с их помощью овладеть территорией Западной Украины, сначала Волыни и Полесья, где лесистость местности способствовала партизанской деятельности, а со временем и Галичины. Режим, установленный гауляйтером Комиссариата Украины Эриком Кохом, был намного суровее, чем в Галичине, которая была частью Генерального Губернаторства. ОУН Бандеры весной 1943 г. вышла к украинскому населению Волыни и Полесья с призывом вступать в подпольную армию, которая могла бы бороться за создание украинского государства. В атмосфере гитлеровского террора много украинской молодежи пошло «в лес», в распоряжение ОУН-б.

В то время проводником ОУН-б «в краю» был Николай Лебедь, рядом с ним был недавний командир «Нахтигаль» и 201-го батальона Schnzmaппschaft Роман Шухевич. Именно они, исполняя постановления I Конгресса ОУН с 1929 г., по которым в процессе построения украинского государства нужно устранить с украинских земель всех «захватчиков», решили начать устранение, т. е. вырезание польского мирного населения на Волыни. До этого времени, до осени 1943 г., хоть и были спорадические случаи убийств украинцами поляков, но они имели характер сведения личных, хоть даже и на национальной почве, счетов. В марте 1943 г. ОУН-б дала приказ украинской полиции, в которой командирами были в основном галичане, перейти с оружием в руках «в лес», к партизанам ОУН-б, что полиция и исполнила (см.: Шyмyк, 1974, c. 11, 12). Той же весной 1943 г., после роспуска 201-го батальона Schutztпaппschaf, на Волынь в распоряжение ОУН-б перешли из Белоруссии бывшие его бойцы, а также бойцы из бывших батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», имевших за спиной опыт года непрерывных ужасных «пацификаций» (акций «умиротворения» — уничтожения) белорусского населения (см.: Poбiтничa гaзeтa, 1992). Именно они, вместе с украинской полицией, которая имела практику в уничтожении как помощники Eiпsatzkomtпaпdo еврейского населения, составляли кадровую часть, ядро вооруженных отделов ОУН Бандеры и созданной Николаем Лебедем Службы безопасности (СБ); в основном (более 90%) эти кадры были родом с Галичины (см.: Tyди, гдe бiй, 1992).

10. Геноцид польского населения Волыни. Еще в апреле 1942 г. решением II Конференции ОУН-б было предусмотрено «вести борьбу против шовинистических настроений поляков и (их) аппетитов, касающихся Западных Украинских Земель» (OУН в cвiтлi пocтaнoв, 1955, c. 70). Внимания заслуживает факт пропуска в этой ОУНовской публикации очередного, XXVII пункта, который, без сомнения, детальнее касался политики и намерений ОУН-б в отношении поляков.

ОУН-б использовала факт сотрудничества польского населения с советскими партизанами и подстрекала этим, с одной стороны, местных украинцев, которые без радости вспоминали время сталинского террора 1939–1941 гг., а с другой стороны, немцев, которые с помощью украинской полиции проводили акции «пацификации» против польских, иногда также чешских сел (Śirс, б. г.; Hofman, 1995, c. 20). Следует вспомнить, что, согласно польско-советскому договору от 30 июля 1941 г., поляки имели право сотрудничать с советскими партизанами. К тому времени на Волыни Армии Крайовой (АК) как организованной боевой силы еще не было, были только конспиративные кружки. Поляки, вследствие проведенных в 1939–1941 годах арестов польской интеллигенции и депортаций так называемых «осадников», к тому времени были лишены элиты и их помощь советским партизанам была ограничена частичной поставкой продуктов, ночлега и т. д. «Политвоспитатель» в УПА Данило Шумук, который был свидетелем событий, объясняя решения III ВЗУН для «старшинского» состава УПА, объездив во второй половине 1943 г. всю Волынь, даже не вспоминает про польскую АК, но указывает факты поголовного уничтожения поляков (Шyмyк, 1974, c. 7–145).

В контексте решений I Конгресса ОУН и II Конференции ОУН-б Николай Лебедь дал приказ начать массовое уничтожение польского населения Волыни. Оно имело ужасный характер, проводилось методично, планово, концептуально. Исполнителями уничтожения было в основном затерроризированное украинское сельское местное население, управляемое организаторами из ОУН-б и СБ. Доказательств массового уничтожения беззащитного польского населения имеется сколько угодно, укажем хотя бы публикации Туровски и Семашко (см.: Tuгowski, Siemaszko, 1990). Следует отметить, что слово «усувати» означает: устранить, доводить что-нибудь до исчезновения, прекращать существование, ликвидировать (см.: Cлoвник yкpaïнcькoï мoви, 1979, т. X, c. 503). Эти ужасные убийства описывают многие свидетели событий (см.: Na rubieźy, 1993; Heгmaszewski * , 1995; Piotrowski * , 1995а; 1995б). Характерно, что волынские чехи, т. е. беспристрастные свидетели событий, указывают именно на ОУН Бандеры, как на тех, кто организовывал массовые убийства мирного населения, о чем написано в указанных и в других чешских источниках. Это был геноцид польского населения Волыни, который подпадает под ст. III п. «Д» Конвенции ООН от 9 декабря 1948 г., в деле предотвращения и наказания преступлений народо-убийства. Это было то, что в современной политической терминологии имеет название этнических чисток. Их ОУН–УПА проводила, надеясь, что западные державы откроют второй фронт на Балканах и тем сделают возможным установление украинского государства (см.: Шyмyк, 1974, c. 27). За массовое убийство польского мирного населения Волыни, достигающее нескольких десятков тысяч человек, ОУН–УПА несет ответственность перед польским и украинским народами.
---
* Автор — генерал ПНР.
** Автор — генерал ПНР.

11. Массовые убийства украинцев. Обманутые призывами вступать в УПА для построения украинского государства, избегая вывоза на принудительные работы в Германию, украинские крестьяне Волыни, в основном молодежь, заполнили леса, стали как бы партизанами, а когда увидели — для чего, для какой работы использует их ОУН–СБ Бандеры, они начали дезертировать, избегать незаконно введенной Бандерой мобилизации. С целью подчинить себе всех украинцев, тех, кто оказался в волынских и полесских лесах (за исключением тех, которые были в советских партизанах), по приказу Николая Лебедя силой включали в ряды УПА вооруженные отделы ОУН Мельника. С той же целью эмиссары М. Лебедя вели переговоры с Тарасом Бульбой-Боровцом, чью «Польскую Сечь», путем кровопролития, ОУН Бандеры подчинила и присвоила себе ее название: «Украинская Повстанческая Армия».

На Волыни у крестьян, а также в УПА Бандеры находилось некоторое количество бывших военнослужащих Советской Армии, в основном украинцев, которые сумели во время окружения избежать немецкого плена или убежать из него. Этот период, лета 1943 г., украинские националистические авторы мельниковской и бульбовской ориентаций описывают так: «Член руководства Провода (OУH Бaндepы. — B. П.) Maкcим Pyбaн (Николай Лeбeдь) требовал от Главной Koмaнды УПA (т. е. от Tapaca Бyльбы-Бopoвца. — B. П.) ... oчucmumь вcю пoвcmaнческую mepрumopию от пoльcкoгo нaceлeния» (Гpицeнкo, 1989, c. 405).

Во время переговоров между Н. Лeбeдeм и T. Бyльбoй-Бopoвцом «вместо того, чтоб проводить акцию по совместно начерченной линии, войсковые отделы ОУН (Бaндepы. — B.П.) ... принялись уничтожать позорным образом польское гражданское население и другие национальные меньшинства… Ни одна партия не имеет монополии на украинский народ… Разве истиный революционер-державник может подчиняться линии партии, которая начинает строительство государства с вырезания национальных меньшинств или бессмысленного сжигания их жилищ? Украина имеет более грозных врагов, чем поляки... За что вы боретесь? За Украину или вашу ОУН? За Украинскую Державу или за диктатуру в том государстве? За украинский народ или только за свою партию?» * (Biдкpитий лиcт, 1990, c. 114–119). «Того, кто уклонялся от их (OУH Бaндepы. — B. П.) установки о мобилизации, того расстреливали вместе с семьей и сжигали его дом…» (Cкopyпcький, 1992, c. 174). «CБ начала массовую чистку среди населения и в отделах УПА. За минимальную провинность и даже за личные счеты население каралось смертью. В отделах больше всего пострадали схидняки (люди из Восточной Украины. — Ред. пер.) … Вообще СБ с ее деятельностью — это была самая черная страница истории тех лет... Cлyжбa безопасности была организована на немецкий манер. Большинство командиров СБ — это были бывшие курсанты немецкой полиции в Закопаны (с 1939–1940 годов). Ими были преймущественно галичане» (Taм же, c. 144–145).
---
* Обращение Тараса Бульбы-Боровца к членам ОУН Бандеры.

«Пришел приказ уничтожить весь неубежденный элемент, и вот началось преследование всех, кто казался тому или иному станичному подозрительным. Прокурорами были бандеровские станичные, и никто иной. То есть, ликвидация “врагов” проводилась исключительно по партийному принципу…Станичный стряпал список “подозрительных” и передавал СБ ... отмеченные крестиками — должны быть ликвидированы ... Но самая ужасная трагедия разыгралась с пленными Красной Армии, которые тысячами жили и работали в селах Волыни … выдумали бандеровцы такой метод. Приходили ночью в дом, брали пленного и заявляли, что они советские партизаны и приказывали, чтоб он шел с ними… таких уничтожали…» (Шyляк, 1989, c. 398–399).

Свидетель событий того времени на Волыни, украинский евангельский пастор, так оценивает деятельность OУH–УПA–CБ: «Дошло до того, что люди (yкpaинские крестьяне. — B. П.) радовались тому, что где-то рядом немцы ... разбивали повстанцев (УПA. — B. П.). Бaндepовцы, кроме того, собирали с населения дань... 3a любое сопротивление крестьян карала СБ, которая теперь была таким же ужасом, как когда-то НКВД или Гестапо» (Пoдвopняк, 1981, c. 305). OУH в пepиoд после освобождения Советской Армией Западной Украины поставила население того региона в безвыходное положение. С одной стороны, легальная советская власть проводила призыв мужчин в армию, с другой стороны, УПА под страхом смерти запрещала вступать в ряды Советской Армии. Известны многие случаи, когда УПA–CБ зверски уничтожала призывников и их семьи — родителей, братьев, сестер (см.: Цeнтp. Apxiв, ф. 134, oп. 172182, н. 12, л. 70–85).

В условиях террора OУH–УПA–CБ население Западной Украины не могло, не рискуя жизнью, не оказывать помощь УПА, хотя бы в виде стакана воды или молока, а, с другой стороны, господствующий сталинский террор применял за такие действия жестокие репрессии в виде лишения свободы, ссылки в Сибирь, депортаций. Женщина белорусско-литовского происхождения была свидетелем, как дезертира из УПА, который «нe умел убивать», CБ схватила, мучила, сломала ему руки и ноги, отрезала язык, отрезала уши и нос, и наконец убила. Этому украинцу было 18 лет (Poliszczuk, 1996, c. 82).

Bce это свидетельствует о том, что ОУН–УПА не имели от украинского народа мандата действовать от его имени, что преступная деятельность OУH–УПA была узурпацией права выступать от имени народа.

Описанный выше террор OУH–УПA являлся уголовным и политическим преступлением, вследствие которого были уничтожены десятки тысяч ни в чем не повинных украинцев. Деятельность OУH-УПA дoвeлa до того, что среди польского населения закрепился стереотип «украинца-мясника», хотя в этих преступлениях принимала участие небольшая часть украинского народа, не более одной трети процента (Taм жe, c. 83). Это преступление OУH–УПA подпадает под cтатью III, пyнкт «Д», Koнвeнции OOH от 9.12.1948 г. о предупреждении преступлений против народа и наказании за них.

12. Кустовые отделы самооборонны (CKО). OУH Бaндepы организовала по селам сеть «станичных», которые представляли эту партию перед населением. С их помощью в атмосфере террора СБ были организованы «Кустовые Отделы Самообороны» (СКО по-украински), которые состояли из молодых крестьян-украинцев. Kyст охватывал 2–3 ceлa, кусты были подчинены ОУН, члены СКО были использованы для помощи УПА в отдельных акциях. Это было «войско», которое не надо было кормить, одевать, квартировать, оно само должно было добывать себе оружие или же выступало в акциях с вилами, топорами и т. д. CKО в основном участвовали в уничтожении польского населения Волыни, занимаясь при этом грабежом, мародерством. Bину зa добровольное или принудительное вовлечение волынских крестьян в СКО и, таким образом, в преступлениях против мирного населения и грабежей следует возложить на OУH Бaндepы, которая примитивной пропагандой разжигала в крестьянах чувство ненависти к полякам и терроризировала украинское население (Пoлiщyк, 1995, c. 211–340).

13. Пpoтив кoгo вoевaли OУH–УПA? УПA, которая насчитывала мaкcимyм 40 тыс. воюющих, былa не в состоянии вести борьбу против немецкого Вермахта. Ее врагами были советские партизаны и польское население. OУH–УПA yзypпировали право осуществлять государственную власть на основании «Акта 30-го июня». В 1943 г. почти вся сельская территория Волыни была захвачена OУH–УПA. Hемцы брали «дань» с крестьян, бpaли ее и OУH–УПA, советские партизаны также брали продукты у крестьян Волыни. Таким образом, шло соперничество в установлении контроля за сельскими территориями, чтобы с сел можно было брать «дань».

Ha этом фоне доходило до стычек УПА с немецкой администрацией — жaндapмepией, немецкой полицией; были случаи нападений УПА на администрируемые немцами усадьбы, cклaды тoвapов с целью добыть необходимые товары и продукты. Имели место и стычки с советскими партизанами, когда они рейдами проходили Западную Украину. Это были стычки исключительно за владение определенной территорией. С Вермахтом УПА не начинала боев, не проводила против него ни диверсий, ни акций саботажа, только иногда, когда немцы направляди карательные отряды для зачисток территории, с которой надо было взять «дань» и людей в Германию, УПА отбивалась от них. Сказанное подтверждает даже изданное на Западе описание ОУН Бандеры (Укpaïнcькa Пoвcтaнcькa Apмiя, 1960, c. 5–30). Утверждения пропаганды ОУН про одновременную борьбу УПА на два фронта — против немцев и против большевиков — ложное. Эти две мощные силы боролись между собой, т. е. побеждая одну силу, УПА объективно помогала б другой силе.

Главным «фронтом» борьбы ОУН–УПА было «устранение», т. е. массовые убийства, польского гражданского населения, в том числе стариков, женщин, детей, младенцев, за что OУH–УПA нeceт ответственность перед польским и украинским народами.

14. III BЗУH Бaндepы. OУH Meльникa дo конца войны верила в победу Германии. (см.: Львiвcькi вicтi, 1944; Piднa зeмля, 1944). В то же время OУH Бaндepы уже от Сталинградской битвы не верила в победу Гитлера. OУH Бaндepы, столкнувшись с украинцами с «Большой Украины», т. е. той, что на восток от речки Збруч, чepeз «походные группы», a тaкже чepeз теx, что попали в окружение или убежали из немецкого плена, убедилась, что они не желают присединяться к их националистическому, тоталитарному в своих основах, движению. Наоборот, украинцы «Большой Украины» убедили многих членов ОУН в несоответствии этого движения устремлениям украинского народа (см.: Cтaxiв, 1995).

Этот фактор, как и перспектива полного поражения Германии, привели OУH-б к мысли о необходимости изменения пропагадистских лозунгов для создания трамплина будущих контактов с западными союзниками, в частности с Великобританией. По этой причине 21–25 августа 1943 г. был организован III BЗУH (съезд. — Ред. пер.) бaндepовцев, нa котором был одобрен как бы переход этой партии от тоталитаризма к демократии. Aнaлиз решений III BЗУHа и их противоречие с практикой OУH–УПA приводят к выводу, что этот съезд только по тактическим соображениям, и то только в области пропаганды, создал видимость демократии OУH-б. Этот съезд к тому же нe отменил стратегической цели ОУН, не осудил методы проводимой ими в то время борьбы, фашистскую в своей основе идеологию ОУН. III Koнфepeнция OУH Бaндepы, которая в 1943 г. называлась «Организация Украинских Националистов Самостийников Державников» (OУHCД), прошла 17–21 июля 1943 г., т. е. за месяц до III BЗУHа, подтвердила цель OУH, одобренную ещe в 1929 г., — «идею независимых нaциoнaльныx государств всех европейских народов на их этнографичных территориях» (OУH в cвiтлi пocтaнoв, 1995, c. 81). Этот тезис повторяет решение III BЗУHа: «Haшy бopьбy будем проводить на всех украинских землях...» Установка на недопустимость проживания одной нации в различных странах вeдeт к пepмaнeнтным войнам с соседями, что противоречит демократическому принципу переговоров для решения политических пpoблeм (см.: Тaм жe, c. 121). Сформулировав задачи партии, III BЗУH в постановлении говорит: «Тот, кmo этого не понимает, или тот, кто, понимая, уклоняется от борьбы, тот дезертир и народный вредитель, и именно так народ (читай: ОУН-б — В. П.) его будет трактовать… никто не должен стоять в стороне» (Taм жe, c. 102). Приведенное выше с очевидностью свидетельствует не о переходе III BЗУHа на путь демократии, а о продолжении линии тоталитаризма, узурпации права говорить и действовать от имени всего народа. Уже во время принятия решений III BЗУHа «вcе хорошо знали о том, что этим идеям осуществиться не суждено», как cкaзaл бывший преподаватель школы УПА, украинский националист, «политвоспитатель» Шумук (Шyмyк, 1974, c. 70).

III Koнфepeнция OУH Бaндepы и III BЗУH этой партии установили теоретическое обоснование ведения этничных чисток поляков с украинских земель (евреев уничтожили гитлеровцы раньше, что произошло с помощью украинской, организованной ОУН, полицией), применения террора в отношении украинцев, которые не соглашались с OУH–УПA–CБ. Именно поэтому OУH–УПA нe прекратили уничтожение поляков, кoтоpым, pиcкyя своей жизнью, в очень многих случаях помогали избежать смерти именно украинцы, на чем постоянно настаивают польские авторы. Доказательством продолжения массовых убийств поляков после III BЗУHа были aкции в польских селах Ocтpивки, Boля Ocтpoвeцкa и других в последние дни августа 1943 г. (см.: Na rubieźy, 1993).

15. УГОС (УГВР) — Укpaинский главный освободительный совет (Укpaïнcькa гoлoвнa визвoльнa paдa).

УГBP былa opгaнoм OУH Бaндepы, созданным в июне 1944 г., когда вся территория Украины была в руках Советской Армии. Ее создание должно было сделать возможными контакты с западными державами, и поэтому она выдавалась за общеукраинский орган, хотя в нем не принимала участия даже OУH Meльникa (см.: Armstrong, 1963, p. 160–165). УГBP былa верховным органом над УПA, oнa cвoим «Унивepcaлoм», как и всеми предыдущими актами OУH, пpoвозглашала создание УCCД (Укpaинcькoй caмocтийнoй coбopнoй дepжaви) «на yкpaинcкиx эmнoгрaфических зeмляx» (Унiвepcaл УГBP, 1990, c. 125–127). Эта конечная цель для ОУН всех времен означает войну со всеми соседями Украины, что само собой — политическое преступление.

16. УПA в Гaличине. Деятельность УПA в Гaличине имела в целом такой же характер, как и на Волыни, хотя в Гaличине УПA начaлa действовать несколькими месяцами позже, т. е. с середины 1943 г. Разница между Гaличинoй и Boлынью, кoгда говорится о действиях УПA, былa в том, что в Гaличине пoceлeния пoляков были более кoмпaктные, чем нa Boлыни, a тaкже в том, что нa тo время тaм былa ужe opгaнизoвaнa пoльcкaя бoевaя cилa — Apмия Кpaйoвa (AK), которая чacтo эффeктивнo cтaновилась на защиту пoльcкoгo гражданского населения, однако и там OУH–УПA уничтожили несколько десятков тыcяч пoляков — женщин, cтapиков, детeй (см.: Wcgierski, 1993).

17. УПA в «3aкepзoнье». Согласно утверждениям ОУН, yкpaинcкие этнографические тepритopии простираются дocтаточно дaлeкo нa зaпад — от Бyга и Caна и охватывают области Подляшии, Xoлмщины, 3aмoйщины, 3acaньи и Лeмковщины. Эти области в тepминoлoгии OУH нaзывaютcя «3aкepзoньем». Вытесняемые Советской Армией, отделы УПA, пpoдвигаясь на запад, оказались на территории, которая вошла в состав Польской Республики. Ha то время в УПA влилось некоторое количество солдат дивизии CC-Гaличинa после тoгo, как oнa былa pазбитa под Бpoдaми. Они, имея воинскую подготовку, пoпoлнили кoмaндный состав УПA.

В Xoлмщине и 3aмoйщине УПA встретила вооруженный отпор подразделений польской Армии Крайовой (AK) и «Бaтaльoнов Хлoпcкиx» (крестьянских. — Ред. пер.) (БX), с которыми УПА вступала в перестрелки, вследствие которых гибло польское и украинское гражданское население. В этом регионе, в результате деятельности УЦK и осуществленного при помощи украинской полиции и администрации плана Г. Гиммлера — пepeceлeния yкpaинцев и выселения поляков из своих cел во время войны с целью создать место для немецких поселенцев, a тaкже вследствие безбожного уничтожения польскими властями пpaвocлaвныx цepквей пepeд caмoй войнoй, ощущалась большая напряженность между польским и украинским населением, господствовала польско-украинская вражда.

Как в Xoлмщине и 3aмoйщине, тaк и в так называемом «3acaнье» и в Лeмковщине, OУH–УПA, в противовес всякой логике, «строила» yкpaинcкyю дepжaвy, a поcле окончания войны ждала, когда разразится III мировая война. Уже после установления послевоенных границ между Польшей и Украиной при осуществлении польско-украинского договора об обмене населением OУH–УПA вооруженно противодействовала этому. То же самое она делала во время (противоправного с точки зрения международного и действующего в Польше права) переселения украинцев с юго-восточных в северо-западные области Польской Республики в рамках так называемой «Акции Висла» весной и летом 1947 г.

18. Деятельность OУH–УПA поcле окончания войны. Украинские националисты обоих OУH, которые после войны сумели убежать на Запад, поступили там на службу разведок Великобритании и США, которые посылали в Польшу и Украину диверсантов (Cтaxiв, 1995, c. 261–263). Этим OУH боролась против действующего на Украине и в Польше законодательства.

Kаждое государство устанавливает свои порядки, на страже которых стоят правоохранительные органы. Такие порядки устанавливают также и тоталитарные государства, однако, когда они признаны международным правом, в работу этих органов не могут непосредственно вмешиваться другие державы, потому что это квалифицируется как вмешательство в суверенные права стран. Негуманное осуществление правопорядка тоталитарными государствами может опротестовываться косвенным образом другими государствами, например бойкотом визитов, иногда экономическим эмбарго. Kpоме тогo, существуют нeгосударственные opraнизaции, такие, нaпpимер, как ныне существующая Amпesty Iпterпatioпal, которые разными легальными способами влияют на смягчение негуманных методов, применяемых тoтaлитapными дepжaвaми. Однако и в тоталитарных державах действуют законы, поэтому, согласно древнеримскому принципу — Dura lex, sed lex! — Зaкoн суров, но он зaкoн, его нужно придерживаться.

Укpаина, как coюзнaя pecпyбликa CСCP, былa cyбъeктoм междунapoднoro пpaвa, члeнoм OOH, в ней действовали зaкoны. Тем временм OУH–УПA, ужe после окончания войны, вплоть дo 1950 г., проводила нa тepритopии Укpaины тeрpopиcтические и caбoтaжные aкции, убивала пpeдcтaвителей советской власти, деятелей культуры, opгaнизaтopов экономической жизни, уничтожала государственное и кооперативное имущество, чего не скрывают историки ОУН (см.: Укpaïнcькa Пoвcтaнcькa Apмiя, 1960, c. 97–440). Вследствие этой противозаконной деятельности уничтожены тысячи невинных людeй, уничтожено имущество в крупных размерах.

Надеясь на начало III мировой войны, OУH–УПA дo 1947 г. уничтожала на трритории 3aпадной Украины, особенно в Гaличине, пoльcкоe гражданское население, кoтоpоe в это время уже не имело защиты со стороны Aрмии Kрайовой. Более того, руководствуясь ненавистью, ОУН–УПА применяли изощренные методы пыток и убийств. Этим OУH–УПA и далее совершали преступление против гражданского населения. В 1947 г. совместными усилиями Советского Союза, Польши, и Чехословакии УПА была уничтожена на территории Польши, а ее остатки подались на Запад, в западные оккупационные зоны.

19. OУH нa 3aпаде. OУH Meльникa и OУH Бaндepы вeдyт cвoю деятельность нa 3aпаде — в 3aпадной Европе, CШA, Kaнaде, Лaтинcкой Aмepике — нeлeгaльнo. B дeмoкpaтических странах деятельность демократических национальных организаций нe запрещена. Тот факт, что OУH нa 3aпаде и по сегодняшний день действует нелегально, говорит о многом. OУH, oбе ее фракции, a с 1954 г. и третья фракция — OУH зa границей (OУH-з), пpoвoдят свои съезды (Beликие сборы), одобряют, но не публикуют свои программы, выбирают организационные суды, которые, по крайней мере в первые годы после войны, выносили смертные приговоры, причем не только своим членам, но и посторонним политическим деятелям (см.: Cтaxiв, 1995, c. 218, 221–223, 229). В первые годы после войны на Западе действовала СБ ОУН Бандеры, но нет достоверной информации, прекратила ли она свою деятельность, которая сводилась к исполнению смертных приговоров по приказу ОУН Бандеры и его лично, а если и прекратила, то когда (Taм жe).

Используя начатую «холодную войну» 3aпада против Советского Союза, деятели обеиx фpaкций OУH начaли интенсивную антисоветскую пропаганду, получая финансирование из фондов США и других государств. В гонке за доступом к американским деньгам первенство было за группой бандеровцев, многие из них, приспособливаясь к обстоятельствам, решили радикально сменить свои революционные лозунги на демократические. На этом фоне в 1954 г. дошло до раскола в ОУН Бaндepы. Появилась, как уже сказано, новая фракция — OУH зa границей (OУH-з). В нее вошли такие деятели, как Лeв Peбeт, 3eнoн Maтлa, Николай Лeбeдь, Mиpocлaв Пpoкoп, Евгeн Cтaxив, Aнaтoль Kaминcкий. Главными opгaнизaтopaми этой партии были пepвые двa из нaзвaнныx в списке, поэтому в украинской националистической терминологии принято называть ее «двiйкарями»(«двоечниками». — Ред. пер.). Эта фракция не создавала низовых ячеек, она ограничивалась (и продолжает ограничиваться) «интеллектуальной» — пpoпaгaндистской работой, в особенности на американские деньги (на Paдиo «Cвoбoдa», в издательстве «Пpoлoг», во многих американских и канадских университетах). Украиинские националистические историки на Западе ведут псевдонаучную деятельность, направленную на дезинформацию, касающуюся действительных событий, связанных с ОУH–УПA и фашистской по сути OУH, чем фальсифицируют новейшую историю Украины (см.: Poliszczuk, 1996). Из молодого поколения этой фракции следут назвать проф. Tapaca Гyнчaкa, преподававшего историю в Киевском университете около пяти лет. Некоторые из бывших бандеровцев были завербованы в разведывательные и контрразведывательные службы CШA, в частности Николай Лeбeдь (см.: Cтaxiв, 1995, c. 263; Simpson, 1988, p. 163–170, 200).

В начале 1930-x годов OУH opгaнизовaлa в Kaнaде и CШA cвoи якобы общественные, a пo cyти пoлитические националистические организации — Украинское национальное объединение в Канаде (УHO) и Организацию державного освобождения Украины в США («Opгaнiзaцiя дepжaвнoгo визвoлeння Укpaïни y CШA» — OДBУ). После войны эти организации остались как отделения OУH Mельникa. OУH Бaндepы создала международную организацию под названием Всемирный освободительный фронт («Свiтовий визвольний фронт» — СВФ). Все эти организации в презентациях перед западным миром демонстрируют себя как гражданские, ни словом не упоминается об ОУН, хотя авторами этих трудов являются действующие члены ОУН (Ukгainians in Оntario, 1988, p. 127–133, 153–166).

Все заявления деятелей этих организаций — мельниковца д-pа Bacиля Bepиги и бандеровца д-p Oлeгa Poмaнишина — сопровождаются демонстрацией кapты Укpaины, нa которой пoкaзaны якобы украинские этнографические границы, охватывающие территории Российской Федерации, Белоруссии, Польши, Словакии, Румынии, Молдавии. OУH поcле войны управляла всем — кyльтypными, общественными, и даже церковными организациями, opгaнизовала Всемирный конгресс свободных украинцев (Cвiтoвий кoнгpec вiльниx yкpaïнцiв — CKBУ), в котором по очереди становились президентами и генеральными секретарями то представители OУH-б, то OУH-м (Пoлiщyк, 1995, c. 413–423).

В Mюнxeне с послевоенных лет действует Украинский свободный университет (Укpaïнcький вiльний yнiвepcитeт — УBУ), многие годы возглавляемый действительным членом и активистом OУH Бaндepы, пpoф. Bладимиpoм Янoвым. Этот университет в значтельной части финансируется баварским правительством и из политических и финансовых соображений предоставляет почетные ученые степени политическим деятелям этой «земли». Этот университет до сих пор в течение трех месяцев якобы подготавливает к получению степени магистра, а в течение шести месяцев — степени доктора наук. В этом университете многие украинские националисты получили ученые степени вследствие фальсифицирования свидетельств об окончании средних школ. По сегодняшнее время в УВУ в Мюнхен стягиваются националисты для получения ученых званий (см.: Бюлeтeнi УBУ, 1945–2006; Cтaxiв, 1995, c. 224).

He требует доказательств, что украинские националистические организации на Западе передали Украине, после провозглашения ее независимости, ряд домов для размещения посольств и консульств, чем обеспечили зависимость от себя дипломатических представителей Украины. Объединение украинцев в Польше и его орган — «Наше слово» — идентифицируется с ОУН и прославляет УПА (Haшe cлoвo, 1990–1996).

20. Украинский феномен в международном масштабе. После провозглашения независимости в Украину хлынули пропагандисты всех фракций ОУН. OУH-з не создавала там сети ячеек, она в Украине ограничивается «интеллектуальной» деятельностью — в yнивepcитeтax, в peдaкцияx гaзeт и жypнaлов. OУH-м, пока сама не cтaлa официальной партией в Украине, создала там свою трансформацию в виде новой — Украинской республиканской партии (УPП). OУH-б, действующая до сих пор на Украине неофициально, но открыто, создала параллельную с таким же, как и в OУH-б, члeнcтвoм, с той же программой, что и в OУH-б, политическую партию — Koнгpecс укpaинcкиx нaциoнaлиcтов (KУH). Из УPП вышлa ее paдикaльнaя чacть (ещe до cоздания КУН) во главе со Степаном Хмарой, которая создала Украинскую консервативную республиканскую партию (УKPП). По инициативе «краевых» члeнов OУH появилась Укpaинcкaя нaциoнaльнaя acсaмблeя (УHA) и ее военизированное крыло — Укpaинская нaциoнaльнaя caмooбopoнa (УHCO) с явнo фaшиcтcкoй пpoгpaммoй.

Ha сторону yкpaинcкиx нaциoнaлиcтов пepeшли некоторые yкpaинcкие интeллeктyaлы, нaпpимер Ивaн Дpaч, Дмитpo Пaвлычкo, кoторые явнo восхваляют преступления OУH–УПA. В чем искать причины такой их трансформации — пoкaжeт иcтopия. Ha пoзиции явнo yкpaинcкoгo нaциoнaлизма cтaли и некоторые печатные издания, нaпpимер «Bicтi з Укpaïни» («Вести с Украины»). Bce это составляет украинский феномен мирового масштаба: нигдe в мире явнo нe действуют партии и движения фашистского типа, нигдe нe возвeличивaют фaшиcтcкиx лидepов, нигдe нe нaзывaют улицы и площади именами Гитлepa, Гиммлepa, Бopмaнa, Гepингa, однако в Укpaине существует пpaктикa присвоения yлицам имeн Бaндepы, Шyxeвичa и т. д., xoтя oни были пpeдcтaвителями yкpaинcкoгo фaшизма и opгaнизaтopaми преступлений против нескольких народов.

Заключение

I. Идея «нации», или «национальная идея», без наполнения этих слов содержанием — пустой звук. Так же и слово «государство» без наполнения его содержанием — пустой звук. Прежние программные постановления ОУН в основу стратегической цели кладут построение националистического государства на всех, произвольно определенных ею, украинских этнографических территориях.

Так как такое же право, по аналогии, должно предоставляться и другим народам (что и делает ОУН), реализация этой политической цели ОУН означала бы «карабахский» или «югославский» вариант, только в значительно больших масштабах. Следование этой цели является политическим преступлением по отношению к украинскому народу, к народам Европы и мира. Мир XX – начала XXl столетия не предусматривает построение порядка на основе национальных государств, сегодня мир движется в направлении экономической и политической интеграции, доказательством чего является Западная Европа и Северная Америка. Стратегическая цель ОУН — построение украинского государства на всех украинских этнографических территориях, как она их сама назначит, противоречат Заключительному Хельсинскому акту, а также двусторонним договорам, заключенным Украиной относительно незыблемости существующих границ. Доказательством наличия такой приведенной выше позиции ОУН является Постановление ОУН (бандеровцев. — B. П.) к 5-й годовщине независимости Украины, в котором говорится: «B основу нового мирового порядка эпохи наций должны быть заложены, как основные, принципы: признание неприкосновенных прав каждого народа на его свободную жизнь в независимом государстве в этнических границах ...» (Haціонaльнa трибуна, 1996, 1 сентября). Это волюнтаристское положение ОУН пренебрегает тем фактом, что государства не всегда построены на национально-этнической базе, например Австрия, Швейцария, Бельгия, США, Канада, государства Латинской Америки, Африки, многие арабские государства. Исполнение стратегической цели ОУН — преступление против мира и человечества, ее осуществление является также нарушением действующей Конституции Украины, которая, заметим, хоть и не избежала влияния националистической идеологии, но на самом деле наносит поражение идеологии украинского национализма, поскольку признает главными ценностями человека, семью, общество, a не нацию.

II. ОУН руководствуется известным фашистским постулатом, согласно которому можно изменять тактику, не меняя главного — цели построения украинского националистического, т. е., фашистского, государства. Именно поэтому, из тактических соображений, в нынешних сложившихся условиях, ОУН пользуется демократической фразеологией, оспаривая при этом очевидные факты, как, например, тот, что ОУН–УПА сотрудничали с гитлеровской Германией. При этом даже в некоторых материалах националистических историков признается это сотрудничество ОУН Бандеры и после января 1944 г. То есть при том, что, как известно, ОУН Мельника сотрудничала с нацистами все время, ОУН Бандеры сотрудничала с ними практически тоже все время, за исключением лишь периода с апреля 1943 г. (переход украинской полиции «в леса») по январь 1944 г., т. е. лишь всего около 8 месяцев * ) (German-Ukrainian rеlations, 1994, p. 169).
---
* “It was a technique for gaining and retaining power by violence, and with astonishing flexibility it subordinate all questions of program to this one aim” (Encyclopedia Britannica, 17th ed., vol. 9, p. 104).

III. Ни одна из фракций ОУН и их трансформации никогда не отказывались от антигуманной идеологии украинского национализма. Они никогда не осуждали преступный коллаборационизм с гитлеровской Германией, уничтожение народов, ни разу не отказались от преступного прошлого. Наоборот — все они глорифицируют (восхваляют, прославляют/ — Ред. пер.) эти идеи, героизируют организаторов преступлений, чем, по сути, отождествляют себя с ними. Это позиция всех фракций и трансформаций ОУН, которая вредит Украине на международной арене, препятствует установлению действительно добрососедских отношений, например, с Польшей. Дать оценку украинскому национализму можно, получив ответ на вопрос, «Каково ваше отношение к прошлому ОУН–УПА?»

IV. В то время как украинское государство может вести тонкую и взвешенную политику относительно введения в жизнь украинского языка, в частности, в Крыму, украинские националисты из ОУН «по-революционному» требуют неотложного решения этих сложных проблем путем декретирования, администрирования, применения силовых методов, что очевидно наносит ущерб интересам Украины как государства, вредит интересам украинского народа.

V. Своим явным антироссийским настроем украинские националисты наносят вред не только интересам украинского государства, но и всей международной политике, целью которой является стабилизация во всем мире. ОУН демагогически пользуется популистской фразеологией, не желая замечать геополитического места Украины и России в Европе. Существование сильной России — в интересах Европы и мира, в том числе и США, так как она, Россия, способная сдержать (и уже сдерживает) экспансию фундаментального исламизма с юга и возможную экспансию Китая с востока. Еще счастье Украины, что международное сообщество, и прежде всего — HATO, признало ее важным стабилизирующим фактором мира в Восточной и Центральной Европе.

VI. Отождествляя на протяжении всей своей деятельности украинский патриотизм с украинским национализмом, Организация Националистов фактически выбросила на обочину десятки тысяч честных украинцев, чем совершила политическое преступление против украинского народа.

VII. ОУН с момента ее возникновения сотрудничала с Германией — сначала с Веймарской Республикой, потом с гитлеровской Германией. Этот коллаборационизм проявлялся в предоставлении ОУН разведывательных данных Германии, организации диверсий в тылах Польши во время агрессии Германии против нее и в тылах Украины во время агрессии Германии против Советского Союза, в создании Украинского легиона P. Сушко, финансированного Абвером УЦК, батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», которые принимали участие в развязывании Второй мировой войны, в агрессии, дивизии «CC-Гaличинa», украинской полиции. Это сотрудничество продолжалось до конца войны, даже тогда, когда от гитлеровской Германии отмежевались ее союзники — Италия, Румыния и Венгрия.

Эти действия ОУН составляют политическое, если не уголовное, преступление против украинского народа, боровшегося против Германии. Если бы в этой войне победила Германия, то сегодня не было бы независимой Украины. Ее независимость ни в коей мере не обусловлена деятельностью ОУН–УПА.

VIII. Поскольку ОУН не отмежевалась от своего преступного прошлого, то Верховная Рада Украины должна осудить все фракции и трансформации ОУН как организации фашистского толка, лишить депутатских мандатов членов таких политических формирований. Вместе с тем исполнительная власть Украины и ее соответствующие органы должны:

А) запретить легальную деятельность упомянутых партий, движений и организаций;

Б) аннулировать разрешения на издательскую деятельность этих формирований;

В) отстранить членов таких формирований от службы на участках, важных для безопасности государства, таких как Вооруженные силы Украины и др.;

Г) отстранить от влияния на деятельность государства всех украинских националистических советников, а также преподавателей вузов с 3апада, пропагандирующих украинскую националистическую идею;

Д) отказаться от недвижимого имущества, подаренного украинскими националистическими организациями дипломатическим представительствам Украины согласно принципу «Поставь хату из лебеды, но в чужую не иди»;

Е) прекратить контакты должностных лиц Украины с представителями пapa-общественных украинских организаций в диаспоре и в Польше, такими как Всемирный Конгресс Украинцев (СKУ), Конгресс Украинцев Канады (KУK), Украинский Кoнгpecсoвый Комитет Америки (УKKA), Украинский Американский координационный совет (УАРада), Объединение Украинцев в Польше, — до того времени, пока этими организациями фактически целиком владеют украинские националисты;

Ж) не признавать дипломов Украинского свободного университета в Мюнхене.

Украинцы в диаспоре должны настаивать на отстранении украинских националистов от деятельности в общественных, культурных и других организациях и этим отмежеваться от влияния носителей тоталитарной идеологии. Это же должны сделать украинцы в Польше.

IX. Индивидуальные заявления бывших участников УПА с требованием реабилитации на основании того, что они не принимали участия в террористических актах, саботаже, преступлениях против человечества и человечности, в карательных акциях против мирного населения и других, перечисленных в ст. 2 3aкoна УССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине», принятого 17 апреля 1991 г., не могут быть удовлетворены по причине невозможности приведения заинтересованными лицами доказательств неучастия в действиях, перечисленных в ст. 2 данного 3aкoна (отрицательное доказательство), вместе с тем органы правосудия не обязаны производить действия, направленные на доказательство участия в подобных действиях, что видно из формулировки той же ст. 2. Возможным вместе с тем является требование реабилитации с обоснованием неучастия в УПA, например доказательством alibi.

Другое дело, что данный 3акон является несовершенным, поскольку в нем не предусмотрена возможность реабилитации участника УПА на том основании, что он был физическими или психическими методами принужден принимать участие в действиях, которые перечисляются в ст. 2 упомянутого 3акона. 3нание реалий периода войны в Западной Украине приводит к выводу, что таких случаев было очень много. Доказательства принуждения могут быть приведены, поскольку являются «позитивным» доказательством.

X. В рассмотрении вопросов, касающихся юридической и политической оценки ОУН и УПА, не могут принимать участия члены этих организаций — согласно принятому в демократических странах принципа conflict of interests, т. е. лицо, которого касается рассмотрение дела, не может быть членом суда, жюри, комиссии и т. п.

Данная в работе оценка является реакцией автора на представленные украинской националистической и другой прессой информации об: a) акции КУН по сбору подписей под требованием признать OУH–УПA национально-освободительной организацией; б) создании Верховной Рады Украины Комиссии по вопросам оценки OУH–УПA.

Украине нужно то, что на древнегреческом языке называется Catharsis —очищение от националистическо-фашистской скверны, иначе в ней может произойти взрыв межнациональных конфликтов, на возможность чего и указывает автор данного текста (Пoлiщyк, рукопись; Poliszczuk, 1996). Украинский национализм, имеющий в данный момент ряд представителей в Верховной Раде Украины, представляет собой хорошо организованную и хорошо финансируемую политическую силу, которая нацелена на пересмотр государственных границ и, соответственно, на пересмотр установленного после войны порядка в Европе (в частности, Заключительным Хельсинским актом), что не может не вызывать обеспокоенности как со стороны Европейского сообщества, так и со стороны НАТО.

Торонто, октябрь 1996 г.
Отредактировано, февраль 2006 г.

Послесловие к изданию 2006 г.

Брошюра «Политическая и юридическая оценка ОУН и УПА» была написана в 1996 г., с тех пор произошло немало событий, на которые теперь, в 2006 г., следует обратить внимание.

1. За последние десять лет автор этой работы, продолжая исследование украинского национализма, нашел ряд важных архивных документов, которые неопровержимо свидетельствуют о фашистской сути ОУН:

а) в частности, автор нашел документ в форме «Сообщения» («Справоздання») с заседания «Съезда зарубежных национал-социалистов» в Штуттгарте 5 сентября 1937 г., который неоспоримо указывает, что ОУН в межвоенный период была членом фашистского интернационала (ДАРО, акт справи, мікрофільм, ролька 124148);

б) в ДАРО (Державный архив Ровненской области) и в ДАВОВУ (Державный архив верховных органов власти Украины) автор обнаружил документы в форме сообщений структур ОУН–УПА после «акций» по уничтожению польского мирного населения Волыни и Галичины, которые свидетельствуют о том, что деятельность этих структур следует квалифицировать как народоубийство (геноцид), следствием которого была гибель не менее 120 тыс. человек польского беззащитного населения в 1943–1944 гг.;

в) на основании документов из вышеназванных и других архивов автор установил, что в 1941 г. формирования ОУН Бандеры, используя зверские методы, уничтожила не менее 80 тыс. человек украинского мирного (гражданского) населения — от младенцев до стариков — на Волыни и в Галичине;

г) из архивных немецких документов автор установил, что ОУН Бандеры, приняв участие в агрессии Германии против Советского Союза (а также, вместе с немцами, в агрессии против Польши в сентябре 1939 г.), в период с декабря 1943 г. и до окончания Второй мировой войны сотрудничала с Вермахтом и немецкой службой безопасности. Немцы поставляли бандеровцам оружие и одежду, взамен на это бандеровцы передавали немцам информацию о советских вооруженных силах и их дислокации, захваченных советских военнослужащих и документы.

2. После 1997 г. автор написал и опубликовал (на польском языке, так как только на такого читателя автор мог рассчитывать из-за практической невозможности публикации их в Украине) пятитомную серию научных работ под общим названием «Украинский интегральный национализм как разновидность фашизма» (т. I — «Источники преступлений ОУН и УПА»; т. II — «Доказательства преступлений ОУН и УПА»; т. III–V — «Украинский национализм в документах»). В этой серии, насчитывающей более четырех тысяч печатных страниц, опубликованы и проанализированы, в частности, упомянутые выше архивные документы.

Кроме названной серии, после 1996 г. автором опубликован и ряд других работ, посвященных украинскому национализму и его историографии. В последних, в частности, обращается внимание на тот факт, что польская историография, с которой автор хорошо знаком, вероятно, недостаточно владея украинскими архивными источниками, соответственно, обращает мало внимания на такое формирование ОУН Бандеры, как «Служба безопасности» (безпеки) (СБ) ОУН Бандеры, которая методами террора мобилизовала украинское население в УПА. Например, число таких насильственно мобилизованных методом террора в 1943 г. достигало 90%. Кроме того, польская историография практически не занималась фактами массового убийства, проводимыми СБ, «Полевой жандармерией» и «Отделами особого назначения», того украинского мирного населения, которое не горело желанием сотрудничать с ОУН–УПА. Как указывалось, число жертв этого террора в отношении украинцев достигало 80 тыс. человек. Польская историография фактически не занималась ни идеологией, ни политическими программами украинских националистов.

3. Будучи не только историком, но и политологом, юристом, автор не мог не обратить внимания и на те события последнего десятилетия, которые впрямую относятся к теме исследования — украинскому интегральному национализму, на деятельность современной ОУН и ее трансформаций. Удивление вызывает позиция «благоволения» руководства независимой Украины в отношении украинских националистов и их организаций, ведущих свое происхождение от ОУН и УПА — фашистских организаций.

Возможно, прежнее руководство Украины недооценивало фашистский характер этих организаций. Прежняя советская историография не акцентировала на этом внимания, рассматривая бандеровцев, скорее, как бандитские формирования «буржуазных националистов» и дезертиров, а «новая украинская историография», находясь под явным влиянием зарубежных идеологов самой ОУН, часто восславляет их, представляя героями борьбы за независимость Украины. Так, первый президент Украины Л. Кравчук разрешил «проводнику» ОУН Мельника Миколе Плавьюку, незаконно дав ему гражданство Украины, зарегистрировать ОУН Мельника как общественную организацию, а режим Л. Кучмы допустил формальную регистрацию ОУН Бандеры в виде Конгресса украинских националистов (КУН), дал ее «проводнику» Ярославу Стецко государственный орден, а позднее, постановлением правительства Януковича, позволил захоронить его на престижном погосте Украины — Байковом кладбище.

Замалчивание многих преступлений ОУН–УПА, фашистского характера этой организации, представление их героями борьбы за освобождение Украины (в том числе под влиянием идеологов ОУН из США, Канады и других стран) отражается даже в школьных учебниках. В нынешнем отношении к ОУН–УПА прослеживается явное влияние Запада. Дело в том, что США с 1946 г. в ходе «холодной войны» против СССР использовали украинских националистов для разрушения СССР. Теперь США использует их с целью полной изоляции Украины от России. Наиболее отчетливо это проявилось во время и после «оранжевой революции», в которой украинские националисты приняли самое активное участие. Их участие не осталось без награды.

Ныне действующий Президент Украины Виктор Ющенко делает все возможное для поднятия престижа ОУН–УПА. Только благодаря протестам ветеранов ВОВ, опасений неконтролируемого взрыва недовольства усилия В. Ющенко в признании ОУН–УПА «воюющей стороной» не имели пока успеха. Однако В. Ющенко включил в состав правительства на должность министра юстиции Романа Зварыча, недавнего гражданина США, явного защитника и участника бандеровщины, назначил губернатором Ровненской области ярого бандеровца Василя Червония, по представлению президента В. Ющенко «Нафтогаз» Украины возглавляет «проводник» КУН, т. е. ОУН Бандеры, Алексей Ивченко, контролируя при этом огромные финансовые средства. В. Ющенко своим указом наградил орденом княгини Ольги сестру Степана Бандеры за то, что она — сестра «проводника» идей ОУН, такой же орден В. Ющенко дал вдове деятеля ОУН Бандеры Петра Дужего Марии Дужий.

К сожалению, кроме руководства Украины негативную роль как в реабилитации ОУН–УПА, так и в содействии полной изоляции Украины от России (что является целью внешней стороны — США) играет и так называемая Украинская православная церковь «Киевского патриархата», не говоря уже об Украинской католической церкви.

4. Недавно было опубликовано заключение рабочей группы при правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН–УПА (Фаховий висновок, http://history.org.ua/ oun_upa/oun/index.htm). Если кратко сказать о качестве этого «Профессионального заключения», то лучшей формулировкой, пожалуй, будет — «Гора родила мышь». Это «Профессиональное заключение» никак нельзя считать научным, хотя оно якобы основано на «многочисленных трудах» членов этой рабочей группы и других групп, в частности на монографии рабочей группы историков Института истории Украины НАН (см.: Дзьобак, Ільюшин, Касьянов, Кентiй, Кульчицький, Лисенко, Патриляк, http://history.org.ua/oun_upa/upa/index.htm).

Фактически «заключение» написано С. Кульчицким, руководителем рабочей группы, но не подписано всей группой. Однако председатель правительственной комиссии — вице-премьер правительства Украины — без какого либо общественного обсуждения поспешил своим приказом считать это заключение официальным и даже разослать во все школы Украины. Тенденциозность и антинаучная политизированность профессора С. Кульчицкого обсуждалась автором ранее (см.: Поліщук, 2005, http://www.edrus.org/ content/view/121/68/; Поліщук, 2005, в рукописи).

В «Профессиональном заключении», при всей внешней видимости «объективности», на самом деле прослеживается то же стремление — насколько возможно обелить ОУН–УПА, изначально представить их борцами за независимость Украины, при этом замолчав, преуменьшив или оправдав теми или иными «обстоятельствами» их преступления, в частности геноцид польского народа, террор и массовые убийства украинцев, оторвав их фашистскую идеологию от их деяний.

Более подробная оценка текста «Профессионального заключения» нуждается в отдельной работе, но читатель может сам дать свою оценку, сравнив то, что написано в этой работе, с «Профессиональным заключением».

5. За последний год, кроме научных публикаций, автор дал несколько интервью Интернет-средствам массовой информации, в которых оценивает нынешнюю политическую ситуацию в Украине на основе многолетних исследований украинского национализма и ОУН (см.: Полищук, http://rk.org.ua/rk/265/7.html; http://www.from-ua.com/politics/42709bee93386/; http://www.from-ua.com/politics/4279fbec90664/; http://www.e-journal.ru/bzarub-st4-11.html). В последнем из этих интервью автор написал: «Без преодоления украинского национализма над народом Украины будет висеть угроза вырождения». Сегодня автор хотел бы еще раз подтвердить этот вывод.

Еще один вывод: попытки, в той или иной форме реабилитировать ОУН–УПА, а тем более восславить, не приведут к «примирению в обществе», по сути они обеспечивают реабилитацию в обществе фашистской идеологии ОУН–УПА, что, несомненно, будет только углублять раскол общества. Наивно думать, что большая часть украинского народа, люди, чьи деды сражались против гитлеровского фашизма и вместе с другими народами СССР победили его, спокойно смирятся или примирятся с возрождением фашистской идеологии на украинской земле.

6. В заключение автор хотел бы отметить, что на предстоящих в марте 2006 г. выборах в Верховную Раду Украины принимают легальное участие такие откровенно фашистские партии, наследники ОУН и УПА, как Украинская (Национальная) Консервативная партия, возглавляемая открытым антисемитом Щокиным, и «Всеукраинское объединение “Свобода”», возглавляемое радикальным националистом Тягнибоком. Несмотря на возражение избирательной комиссии Украины, Министерство юстиции, возглавляемое националистом Романом Зварычем, «не обнаружило» несоответствие программ этих партий Конституции Украины и дало заключение о предвыборной их регистрации.

Конгресс украинских националистов (КУН), т. е. ОУН Бандеры, возглавляемый А. Ивченко, также легально участвует в выборах в составе блока от действующей власти НСНУ. Все эти партии и организации открыто выступают за реабилитацию ОУН–УПА и являются наследниками и последователями этой фашистской организации украинского интегрального национализма, что видно даже из опубликованных ими официальных программ. В составе провластного избирательного блока НСНУ находится также радикально-националистическая Украинская республиканская партия, также являющаяся наследницей ОУН.

Угроза неофашистского развития Украины не является, к сожалению, чем-то нереальным. Возвращаясь к обращению 1996 г. ряда депутатов Верховной Рады Украины к народам, парламентам и правительствам Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии, Югославии, которым начинается эта работа, автор и ныне присоединяется к высказанному в этом обращении призыву: «Не замечать возрастающую опасность национал-фашизма — это преступление и перед памятью прошлого, и перед будущим. Над миром нависла зловещая тень фашизма. Только объединенные усилия государств и народов, которые идут путем свободы, демократии, исторической правды, обеспечивают прогрессивное развитие общества, могут предотвратить опасность, которая угрожает дальнейшему существованию человечества.

Мы призываем народы и государства к бдительности. Мы призываем к созданию Международной Комиссии, решения которой поставили бы надежную преграду на пути национал-фашизма, который ныне поднимает в Украине голову».

В. Полищук
16 февраля 2006 г.
Торонто

Литература
Aгmstrong J. A.Ukгainian Nationa1ism. New Yoгk, 1963.
Biдкpитий лиcт дo члeнiв Пpoвoдy Opraнiзaцiï Укpaïнcькиx Haцioнaлicтiв Cтeпaнa Бaндepи». Вiд 10 cepпня 1943 p. // Укpaïнcький icтopик. CШA. 1990. № 1–4. Т. 27.
Cкopyпcький М. У нacтyпax i вiдcтyпax. Чiкaгo, 1961 // Tуди, дe бiй зa вoлю. Kиïв, 1992.
Cлoвник yкpaïнcькoï мoви. Kиïв, 1979. Т. X.
Encyclopedia Britannica. 17-е изд. Chicago, 1973. Т. 9.
Fajkowski J., Reiiga J. Zbrodnte hitlerowskie na wsi po1skiej 1939–1945. Warszawa, 1981.
German-Ukrainian rеlations in historical Perspective. Edmonton, 1994.
Grahl-Madsen A. The Staus of Refugees in International Law. Leiden, 1966.
Hanusiak M. Lest We Forget. Toгonto, 1976.
Haціонaльнa трибуна (Hью-Йopк). 1996. 1 сент.
Haшe cлoвo. Bapшaвa, 1990–1996.
Heгmaszewski Wł. Echa Wołynia. Warszawa, 1995.
Hofman J. Ceśi na Volyni. Praha, 1995.
Hoвий шлях. Topoнтo. 1996. № 45. 9 нояб.
Korman A. Nieukarane zbrodnie SS-Galizien z lat 1943-1945. London, 1989.
Na rubieźy. Wrocław. 1993. N 2.
Piotrowski С. Kпvawe źniwa. Warszawa, 1995а.
Piotrowski Т. Vengeance of the Swallows. Jeffeгson, NC, 1995б.
Piднa зeмля. 1944. Сíчень–липень.
Poliszczuk W. Fałszowanie historii najnowszej Ukгainy. Toronto, 1996.
Poliszczuk W. Apokalipsa wedlug Wiktora Ukrainca. Toronto, 1996.
Poliszczuk W. Fałszowanie historii najnowszej Ukrainy. Toгonto, 1996.
Poliszczuk W. Ideologia nacjonalizmu ukгaińskiego według Dmytгa Doncowa. Waгszawa, 1995.
Poбiтничa гaзeтa (Kиïв). 1992. 29 сент.
Simpson Ch. Blowback — America's Recruitment of Nazis and Its Effect on the Cold Waг. New York, 1988.
Śirс V. Minulost zavata Сasem. Б. p., i м. в.
Spector Sh. The Holocaust of VoIhynian Jevvs 1941–1944. Jerusalem, 1990.
Turowski J., Siemaszko Wł. Zbrodnie nacjonalistów ukraińskich dokonane na ludności polskiej Wołynia, 1939–1945. Warszawa, 1990.
Tyди, гдe бiй зa вoлю. Kиiв, 1992.
Ukrainians in Ontaгio. Toronto, 1988.
Wcgierski J. Armia Krajowa na zachód od Lwowa. Kraków, 1993.
Wiśniewski A. Vfoźemy wszystko przebaczyc, nie vvo1no nam niczego zapomniec. Wołów, 1994.
Zeszyty histoгycane, zeszyt 30. Paris, 1974. P. 103–137.
Бyльбa-Бopoвeць Т. Apмiя бeз держави. Biнншeг, 1981.
Бюлeтeнi УBУ. 1945–2006.
Гpицeнкo О. Apмiя бeз дepжaви // Tyди, дe бiй зa вoлю. Лoндoн, 1989.
Гайке В.-Д. Українська дивізія Галичина. Торонто, 1970.
ДАРО. Акт справи. Мікрофільм, Ролька 124148.
ДАРО. Ф. R-30. Оп. 2. Спр. 82. К. 26.
Демократична Україна. 1992. 13 июня.
Дзьобак В. В., Ільюшин I. І., Касьянов Г. В., Кентiй А. В., Кульчицький С. В., Лисенко О. Є., Патриляк І. К. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія // http://history.org.ua/oun_upa/ upa/index.htm
Донцов Д. Націоналізм. Львів, 1926.
Донцов Д. Дух нашої давнини. Изд. 2-е, Мюнхен, 1951.
Донцов Д. Націоналізм. Лондон, 1966.
Донцов Д. Хрестом i мечем // Объединение или разъединение. Торонто, 1967.
Енциклопедія українознавства. Париж; Нью-Йорк, 1955. Т. 5. С. 1723–1727.
Зборівські вісті. 1941. № 1. 31 июля.
Кубійович В. Мені 80. Мюнхен, 1985.
Львiвcькi вicтi. 1944. Сíчень–липень.
Львівські вісті. 1943. 12–13.09, 13.11.
Михайлюк Б. (Книш З.) Бунт Бандери. Торонто, 1950.
Мірчук П. Нарис історії ОУH. Мюнхен, 1968. Т. 1. С. 15–35.
Мірчук П. Роман Шухевич. Нью-Йорк, 1970.
Молода Україна (Київ). 1992. 30 июня.
ОУН в світлі постанов Великих Зборів. Конференцій та інших документів з боротьби 1929–1955. Мюнхен, 1955.
Пoдвopняк M. Biтep з Boлинi. Biннiпeг, 1981.
Пoлiщyк В. Biщyвaння Biктopa yкpaïнця (рукопись).
Полищук В. В. Без преодоления украинского национализма над народом Украины будет висеть угроза вырождения // Евразийский вестник. 2003. №11 // http://www.e-journal.ru/bzarub-st4-11.html
Полищук В. В. Горькая правда. Преступления ОУН и УПА (исповедь украинца) // http://www.zaistinu.ru/ old/ukraine/press/polischuk.shtml?print
Полікарпенко Г. ОУН під час Другої світової війни. Торонто, 1951.
Поліщук В. Без преодоления украинского национализма над народом Украины будет висеть угроза вырождения // http://www.e-journal.ru/bzarub-st4-11.html
Поліщук В. В. Ющенко, инициирующий признание ОУН–УПА, поступает аморально // http://www.from-ua.com/politics/4279fbec90664/
Поліщук В. Вiдкритий лист історику, професору Станіславу Кульчицькому. 2005 // http://www.edrus.org/content/view/121/68/
Поліщук В. Возможно ли примирение с ОУН–УПА? // http://rk.org.ua/rk/265/7.html
Поліщук В. Гірка правда: злочинність ОУН–УПА. Торонто, 1995.
Поліщук В. Женщин и детей десятками клали на землю и стреляли им в затылок // http://www.from-ua.com/politics/42709bee93386/
Поліщук В. Ідеологія українського націоналізму за Дмитром Донцовим (рукопись).
Поліщук В. Професора Станіслава Кульчицького бандерівсько-талмудичне пояснення суті ОУН–УПА. 2005 (в рукописи).
Постанова Великого збору Організації українських націоналістів // «Розбудова нації». 1929. Березень-квітень-травень.
Робітнича газета (Київ). 1992. 29 сент.
Стахів Єв. Крізь тюрми, підпілля й кордони. Київ, 1995.
Субтельный О. Украина — история. Киев, 1994.
Сціборський М. Націократія. Париж, б. г.
Туди, де бій за волю. Лондон; Париж, 1989.
Укpaïнcькa Пoвcтaнcькa Apмiя: Бoйoвi дiï УПA зa 1943–1950 pp. Б. м., 1960.
Унiвepcaл УГBP // Укpaïнcький icтopик CШA). 1990. № 1–4.
Фаховий висновок робочої групи істориків при Урядовій комісії з вивчення діяльності ОУН і УПА «Організація Українських Націоналістів і Українська Повстанська Армія» // http://history.org.ua/oun_upa/ oun/index.htm
Цeнтp. apxiв Miн. oбopoни CPCP. Ф. 134. Оп. 172182. Н. 12. Л. 70–85.
Шyляк O. B iм'я npaвди // Tyди, дe бiй зa вoлю. Лoндoн, 1989.
Шyмyк Д. 3a cxiдним oбpieм. Пapиж, 1974.
Шанковський Л. Похідні групи ОУН. Мюнхен, 1956.

 
« Пред.   След. »
 


РАПН - Российская ассоциация политической науки Социологический институт РАН: Сектор социологии власти и гражданского общества Журнал ПОЛИС (Политические исследования) Электоральная география . com - политика на карте Фонд ИНДЕМ Киберполитика - политика в информационном обществе
Рейтинг@Mail.ru


Журнал ПОЛИТЭКС, ©, 2005-2018
При использовании материалов сайта ссылка обязательна